Феноменологическая философия Г. Шпета
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Феноменологическая философия Г. Шпета / Феноменологическая философия Г. Шпета
Страница 2

Уже на первых страницах своей самой известной работы "Явление и смысл" Шпет обозначает тот пункт, в котором он расходится с основоположником феноменологической философии. В отличие от Гуссерля, который признавал только два вида интуитивного познания феноменов, исходных очевидностей - чувственную и интеллектуальную интуицию, Шпет настаивает на существовании третьего вида интуитивного постижения исходных данных опыта, охватывающего два указанных и подчиняющего их себе. "Это правда, - пишет Шпет, - что ни чувственный опыт, ни рассудок, ни опыт в оковах рассудка нам жизненного и полного не дают. Но сквозь пестроту чувственной данности, сквозь порядок интеллектуальной интуиции пробиваемся мы к живой душе всего сущего, ухватывая ее в своеобразной - позволю себе назвать это - интеллигибельной - интуиции, обнажающей не только слова и понятия, но самые вещи и дающей уразуметь подлинное в его подлинности, целое в его цельности и полное в его полноте".

Смысл этого дополнения совершенно очевиден. В большинстве своих трудов Гуссерль рассматривает феноменологию как "анитимета-физическую" форму философии; для него исследование структуры чистого сознания предполагает отказ от любого рода вопросов об онтологической сущности исходных феноменов сознания и об онтологической структуре реальности как таковой. Для русской традиции такой отказ от самых фундаментальных проблем бытия был абсолютно нехарактерен и встречался очень редко. Именно в этом пункте наглядно проявляется принадлежность Шпета к русской философии: он пытается наметить естественный переход от феноменологического анализа сознания к определенному пониманию смысла самого бытия, то есть к определенной онтологии. Это движение в его работах оказывается достаточно "сдержанным" и не приводит к развитой онтологической концепции, однако в целом оно соответствует тому движению от гносеологии к онтологии нового типа, который мы ранее обнаружили у С. Франка и которое по отношению к феноменологии Гуссерля в наиболее радикальной форме реализовал М. Хайдеггер.

Сделав уже в самом начале книги "Явление и смысл" заявку на существенную модификацию учения Гуссерля, Шпет тем не менее далее занимается в основном скрупулезным воспроизведением идей своего "учителя", возвращаясь к идее интеллигибельной интуиции только в самом конце книги. Впрочем, некоторые характерные акценты можно найти и в его изложении феноменологической философии. Описывая суть феноменологической установки сознания, в которой происходит переход от эмпирической действительности к системе чистых сущностей, присутствующих в сознании, Шпет придает сознанию несколько иной смысл, чем это было характерно для самого Гуссерля.

Содержание и общий смысл "философии как строгой науки" у Гуссерля определяется необходимостью перемещения нашего внимания с многообразия эмпирической действительности на систему тех первофеноменов, сущностей, которые лежат в основе этого многообразия. Указанная система первофеноменов, сущностей, задает содержание сознания, понимаемого в его наиболее общем смысле - как сознание вообще, а не как сознание конкретного эмпирического индивида. Это сознание вообще, сознание как таковое, Шпет называет подлинным и единственным Абсолютом, поскольку оно соприсутствует в любом явлении, в любом акте и состоянии. Воспроизводя характерное для Гуссерля противопоставление "сознания" и "реальности" как соответственно имманентного и трансцендентного в нашем опыте, Шпет тем не менее настаивает на единстве "я" и "предмета", имманентного и трансцендентного. Всякая попытка постулировать дуализм сознания и реальности, утверждает Шпет, разрушает единство бытия и ведет к ложной философии. Само разделение имманентного и трансцендентного он интерпретирует как различие актуального (актуального переживания очевидности) и потенциального в сознании, понятом как абсолютное бытие. "Имманентное открывается нам только в своей актуальности, в актуальном Ego cogito, но не всё Ego актуально, - Я трансцендентно, поскольку наши переживания не актуальны. Но к сущности абсолютного же бытия должно принадлежать, что всё неактуальное может быть "переведено" в актуальное, - здесь не остается места для тайны, для неведомого. Всякая граница, пределы, запреты носят только эмпирический характер и сами до последней степени относительны, - замкнуться ими от абсолютного - пустая затея, детская игра в прятки. Феноменология, если она желает быть "первой" философией и желает сохранить традиции положительной философии и продвинуться дальше вперед в решении ее проблем, не может редуцировать то, что по своему существу составляет подлинную и истинную характеристику абсолютного бытия".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Религиозно-нравственное учение Л. Н. Толстого
Лев Николаевич Толстой (1828-1910) - писатель, мыслитель и духовный реформатор, создавший религиозно-нравственное учение непротивления злу насилием. Его жизнеучение (он разработал именно "жиз ...

И. А. Ильин: философия духовного опыта
Иван Александрович Ильин (1883-1954) - философ, политический мыслитель, культуролог, блестящий публицист - внес заметный вклад в развитие русской философии. В центре его напряженных раздумий всегд ...

Трудовые споры
Никто из нас не застрахован от того что завтра он окажется без работы. Или завтра с Вами случиться травма на производстве, а администрация откажется выплачивать компенсацию. Знаете ли Вы как защити ...