Философия русского просвещения. От зарождения просветительства до петровских преобразований
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Философия русского просвещения. От зарождения просветительства до петровских преобразований
Страница 9

Второй этап в истории человечества связан с пришествием Христа. Дохристианский мир погрязал в "мерзости" языческого кумирослужения. Учение Христа принесло с собой не только "душевное спасение, царство небесное и вечная блага"; благодаря ему "все науки стали возрастать и умножаться, идолопоклонство же и суеверие исчезать". Однако и здесь не обошлось без "мерзкого зловерия" и злоключений, в чем главным образом повинна церковь. Говоря о западной церкви, Татищев с возмущением писал о преследованиях "высокого ума и науки людей", а также сожжениях "многих древних и полезных" книг. Все это создало "в просвячении ума препятствия" и привело к тому, что "едва не повсюду науки, нужные человеку, погибли". "Оное время, - заключал русский мыслитель, - ученые время мрачное именуют".

К наибольшим бедам, проистекавшим от церкви, он относил политическое властолюбие, присущее не только "римским архиепископам", но и "некоторым нашим митрополитам и патриархам", которые "от гордости и властолюбиа противобожного" возомнили, что "якобы духовная власть выше государственной". Впрочем, все это Татищев находил в "предсказаниях" самого Христа, и потому "тиснение книг" рассматривал как средство полного преодоления негативного воздействия церкви на развитие "всемирного умопросвячения".

Апология книгопечатания относится к лучшим страницам сочинений Татищева. В этом случае он вдохновлялся идеей об одновременном, соравном приобщении России и Запада к вершинам человеческого разума. Тиснение книг, отмечал он, было обретено "лишь в 15-м сте лет". У нас оно появилось при "Иоанне Первом и Великом" - Иване Грозном. Следовательно, "мы не вельми пред протчими в том укоснели". Изобретение книгопечатания открывает широкий простор для совершенствования разума. Татищев самым решительным образом опровергал мнения противников "умопросвячения", доказывавших, что "чим народ простяе, тем покорнее и к правлению способнее, а от бунтов и сметений безопаснее". Подобные рассуждения, на его взгляд, исходят как раз от невежд и глупцов, непознавших пользу наук. Между тем именно науки, созидая благо, устраняют почву для всяких бунтов. Пример тому- Европа: там науки процветают, но "бунты неизвестны". И наоборот, "турецкий народ пред всеми в науках оскудевает, но в бунтах преизобилует". Схожим образом обстоит дело в России: "никогда никаких бунт от благоразумных людей начинания не имел" и "редко какой шляхтич в такую мерзость вмешался"; если же в России и случались бунты, то виновниками их были "более подлость, яко Болотников и Боловня холопи, Заруцкой и Разин казаки, а потом стрельцы и чернь, все из самой подлости и невежества". Несмотря ни на какие внешние, политические "изъяны", просвещение, культура придают целесообразный характер общественно-историческому процессу, умножают богатство и славу государства.

Нетрудно заметить, что политическая культурология Татищева не просто выражала ориентацию на западный идеал; ее отличительной чертой было именно своего рода "выпрямление" культурно-исторического процесса, выделение в нем той общечеловеческой меты, которая уравнивает народы и нации. В схеме Татищева нет противопоставления культур; все культуры для него едины по своей сущности и различаются лишь уровнем развития. Если Запад достиг более высокой культуры, это не свидетельствует о каком-то особом превосходстве его народов, а лишь указывает на более раннее приобщение их к наукам и философии. России уготована та же будущность; без этого она не вырвется из тенет невежества и суеверий. Но ей необходимы политическое обновление, разрыв с традиционной духовностью, основанной на извращенной вере, на чистой церковности. Татищев полагал, что главная задача состоит в создании культуры, всецело сосредоточенной на светской власти, воплощающей ее духовные константы. Таким образом, в государстве претворился культурный идеал, выработанный в процессе развития "умопросвячения" народа.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Смотрите также

Философия "высшего синтеза" А. Ф. Лосева
Многогранные идеи Алексея Федоровича Лосева (1893-1988) - своеобразная страница в истории русской религиозно-философской мысли. Он один из немногих крупных ее представителей, оставшихся в послерев ...

Исторические типы философии
Философия является рациональной попыткой ответа на предельные основания мира, природы и человека, стремлением анализировать действительность, как она представлена в человеческом знании, чтобы увидет ...

"Религиозный материализм" С. Н. Булгакова
Творчество Сергея Николаевича Булгакова (1871-1944) занимает в русской религиозно-философской мысли XX в. одно из центральных мест. Он проделал впечатляющую идейную эволюцию от сторонника "ле ...