"Русское воззрение". От славянофильства к религиозному реформаторству
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / "Русское воззрение". От славянофильства к религиозному реформаторству
Страница 4

Формулируя общие законы развития самобытных цивилизаций, Данилевский исходил из того, что все они представляли собой осуществление определенной формы культурного творчества - научного, правового, религиозного или художественного. Поэтому первый закон гласил: для возникновения цивилизации необходимо, чтобы народ обладал соответствующими "духовными задатками" и пользовался политической свободой. Далее выдвигались законы функционирования цивилизаций: 1) "начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа"; 2) полнота и богатство культурно-исторического типа зависят от разнообразия входящих в него этнографических элементов, "когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию, или политическую систему государств"; 3) период роста цивилизации всегда неопределенно продолжительнее периода цветения и плодоношения, после которого она истощает свои жизненные силы и больше не возобновляется.

По схеме Данилевского, Запад, создавший последнюю историческую цивилизацию, уже пережил "апогей своего цивилизационного величия", и на очереди теперь - возвышение славянства. Особенность славянского культурно-исторического типа - "четырехосновность", т.е. "синтез всех сторон культурной деятельности", которые до сих пор "разрабатывались его предшественниками на историческом поприще в отдельности или в весьма неполном соединении". Столь же "оригинальною чертою" славянской цивилизации мыслилось претворение в жизнь "справедливо обеспечивающего народные массы общественно-экономического устройства", в чем просматривалась романтическая привязанность Данилевского к социализму, который он еще в юности постигал вместе с Достоевским в кружке М.В. Буташевича-Петрашевского.

Что касается практической реализации славянского культурно-исторического типа, то здесь прежде всего требовалось решительное избавление от губительного "европейничанья", привитого России петровскими преобразованиями. Европейничанье породило не только "небывалые у нас партии аристократов и демократов", нигилизм и конституционализм, но и возвело "Европу в сан нашей общей Марьи Алексеевны, верховной решительницы достоинства наших поступков". Это наносит "величайший вред будущности России", и для пробуждения национального самосознания "необходима борьба Славянства с Западом", необходим "Всеславянский союз" во главе с "вырванным из рук турок" Константинополем. Обладание Константинополем означало бы вступление России "в свое историческое наследие", она стала бы восстановительницей Восточной Римской империи и "начала бы новую Славянскую эру Всемирной истории".

На такой отвлеченной ностальгической ноте завершалось биение историософских фанфар Данилевского, которое тут же подхватило и продолжило дальше "охранительное и зиждительное" направление русского консерватизма (К.Н. Леонтьев, М.Н. Катков, Л.А. Тихомиров и др.).

3. Религиозное реформаторство. Из недр славянофильства вышло такое идейное образование, как религиозное реформаторство, отразившее глубочайший кризис официальной церковности. Неслучайно в "эпоху великих реформ", т.е. в 60-70-е гг. XIX в. одним из важнейших был вопрос о церковных преобразованиях: "Общим было сознание "лжи церковной" и требование свободы и гласности" [Г.В. Флоровский]. В этой обстановке предпринимаются попытки как-то обновить ортодоксальное православие, придать ему видимость соответствия "интересам русской мысли" [М.Н. Катков]. Об этом свидетельствует появление работ апологетического характера, в частности, двухтомного "Православно-догматического богословия" (1856) митрополита Макария (М.П. Булгакова), в котором вера обосновывалась с позиций разума и науке отводилось место в пределах религии. Это не могло устроить ни славянофилов (Хомяков назвал труд Макария "восхитительно-глупым"), ни позднейших представителей "русского религиозного ренессанса" (для Бердяева он был "снимком с католической схоластики"). Вызов против ортодоксально-церковных новаций - и религиозное реформаторство, развившееся в двух взаимосвязанных, но вполне самостоятельных формах - почвенничества и толстовства.

а) Почвенничество. Идея "почвы", "родственного единения с народом", провозглашенная славянофилами, нашла необычайно яркое, темпераментное выражение в творчестве Ф.М. Достоевского (1821-1881). В этом смысле он сам причислял себя к "московским мыслителям", охотно проводя историко-социальные параллели между русским и европейскими народами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Философско-богословская мысль
Древнерусское любомудрие не питало особых пристрастий к системности, поскольку содержание тогда, по существу, превалировало над формой. На Руси издавна прижился духовно-практический способ освоени ...

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Учет и аудит вексельных операций
Ценные бумаги – это и инструмент привлечения средств и объект вложения финансовых ресурсов, а их обращение - сфера таких весьма рентабельных видов деятельности, как брокерская, депозитарная, ...