Парадоксы подлинной веры: истории Иова и Авраама
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Религиозный экзистенциализм Л. Шестова / Парадоксы подлинной веры: истории Иова и Авраама
Страница 1

В истории Иова и истории Авраама Шестов находит самое наглядное подтверждение своего убеждения в том, что для подлинной веры все возможно. У Иова судьба отняла все - стада, богатство и сыновей, но он не смирился перед необходимостью и продолжал "упорствовать" в своем страдании и в своем нежелании принять все выпавшее на его долю как должное. И в своем упорстве он оказался прав: Бог вернул ему всё - стада, богатство, сыновей. Абсурдная возможность стала реальностью. Еще большие парадоксы для нашего разума содержит история Авраама, "отца веры". Бог повелел Аврааму принести в жертву сына, и Авраам безропотно принял это повеление и занес над сыном нож. При этом он оказался выше того, что требует необходимость, точно так же как выше всего этического, выше привычного для нас различия добра и зла. Но именно это и означает, что он сумел совершить "движение веры", сумел принять не только Абсурд, но и Бога как господина всего царства Абсурда, как силу, способную реализовать все возможности. "Авраам верил, что если он даже убьет сына - он ему будет возвращен: для Бога нет невозможного".

Однако, разъясняя смысл своего понимания Бога и религиозной веры, Шестов не замечает, что оно ведет к кричащим противоречиям в его концепции. По поводу последних слов Шестова зададимся вопросом: как совместить веру Авраама в то, что сын будет ему возвращен, с абсурдностью Бога, с невозможностью приписать ему наши разумные выводы и обоснования? Если Бог выше необходимости и выше этического, его решение "вознаградить" Авраама - отвести руку с ножом или вернуть сына, если он будет принесен в жертву, - нельзя обосновать нашими соображениями о "гуманности" и "целесообразности". Для Бога оба решения - отнять жизнь и вернуть жизнь - равно допустимы и находятся во власти божественного произвола. Тем не менее Шестов неустанно повторяет, что именно потому, что Авраам оказался способным совершить "движение веры" и войти в царство Абсурда, именно потому Бог остановил руку Авраама и даровал жизнь его сыну, а если бы и допустил эту жертву, то непременно вернул бы затем сына к жизни. Откуда эта уверенность? Нет ли здесь того же самого "принуждения" Бога, о котором постоянно говорит Шестов, рассматривая "традиционное" понимание Бога, подчиняющее его человеческим представлениям о добре?

С другой стороны, конечно же, невозможно допустить, что Бог мог обмануть Авраама и не вернуть ему сына. Хотя Шестов постоянно подчеркивает, что для Бога "все возможно", что Бог есть произвол, он не может принять, что этот произвол никак не учитывает человека с его требованиями и упованиями. Если бы это было так, то Бог ничем не отличался бы от Мировой Воли Шопенгауэра. Хотя такой "безумный" Бог и удовлетворяет "определениям", которые дает Шестов ("Бог есть произвол" и "для Бога все возможно"), он вряд ли признал бы такого Бога. Но тогда есть только один удовлетворительный ответ на сформулированные выше вопросы. Сохранить убеждение, что "Бог есть произвол", и тем не менее быть уверенным, что Бог непременно возвратит Аврааму сына, можно, только если принять, что в тот момент, когда Авраам совершил "движение веры", он оказался в преображенном состоянии; и уже нет отдельного Авраама и отдельного Бога, Бог и Авраам стали одним, Авраам - это и есть Бог, Бог - это и есть Авраам. И тогда для Авраама становится "все возможно", его воля тождественна произволу, он сам выбирает из океана возможностей, из "царства Абсурда" ту возможность, которая отвечает его упованиям. Это согласуется с тем, что Шестов говорит о грехопадении: встав на путь познания, человек отделился от Бога и попал в оковы необходимости; соответственно, совершая "движение веры", он разрывает эти оковы и снова соединяется с Богом. Обретая в этом соединении с Богом свободу, он реализует свои собственные, не навязанные извне и не диктуемые "необходимостью" и "добром" желания - он и есть Бог, понимаемый как воля, выбирающая из безбрежного океана возможностей ту, которая станет реальной ("свобода есть не возможность выбирать между добром и злом . - повторяет вслед за Кьеркегором Шестов, - свобода - есть возможность").

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Учет и аудит вексельных операций
Ценные бумаги – это и инструмент привлечения средств и объект вложения финансовых ресурсов, а их обращение - сфера таких весьма рентабельных видов деятельности, как брокерская, депозитарная, ...

Философия Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого
Характерная черта русской философии - ее связь с литературой ярко проявилась в творчестве великих художников слова - А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, И. С. Тургенева и ...

Философия Г. В. Плеханова
Георгий Валентинович Плеханов (1856- 1918) вошел в интеллектуальную историю России как философ, публицист, первый русский теоретик и пропагандист марксизма, выдающийся деятель международного социа ...