Становление русской философии
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Становление русской философии
Страница 7

Причину этого Никифор усматривал в неодинаковой достоверности доставляемых чувствами "припоминаний". Все они - и слух, и зрение, и осязание, и обоняние, и вкус - в одном отношении безупречны, в другом - обременены "прегрешениями". Наиболее истинно только зрение, поэтому то, что мы видим не без ума, видим верно. Иное дело - слух; его труднее всего контролировать разуму. Ведь он "и преди глаголющому слышить, и зади въпиющему разумееть", т.е. воспринимает и видимое, и невидимое. Оттого многие заблуждения порождаются слухом. И если к зрению можно относиться с доверием, то "слуху же не веровати, но испытанием и судом многом творити слышимая". Аналогичным должны быть отношение и к остальным чувствам.

Здесь, по мнению Никифора, особенно важна воля. Она помогает разуму освободиться от ненужных "припоминаний" и сосредоточиться на добродетельных "помышлениях", прежде всего о Творце, Создателе всего сущего. Тогда в душе человека возникает "веселие". "От веселия же того ростет семя животное, от того чюдотворениа, от того прорицаниа будущим, от того человек к Богу по силе приближается и по образу и по подобию бываеть, и на земли сын, по образу създавшего и́ Бога". Другими словами, от человека самого зависит, станет ли душа его образом Божиим на земле или, впадая в согрешения, уготовит ему ад.

Учение Никифора о душе нередко называют средневековым материализмом, и это в общем-то не является особенной натяжкой, если иметь в виду, что для древнерусского мыслителя-книжника духовное в принципе тождественно рациональному, которое он в моменте самого зарождения всецело подчинял волению человека, его чувствам. Никифор не останавливался на констатации этого тезиса; его мысль уходила дальше, в область богооткровения и мистики. Он по большому счету дуалист, его сознание разорвано на две сферы - божественную и тварную, небесную и земную. Однако между ними нет пропасти, они сообщаются между собой, дополняя друг друга. Дуализм Никифора не враждебен никакому иному мировоззрению, и "с ним рядом мирно уживается материализм" [М.В. Безобразова].

а) Судьба Илариона парадоксальным образом повторилась в судьбе Климента Смолятича (кон. XI - сер. XII вв.). Он также был избран в митрополиты без посылки в Царьград, собором "всей Русской земли". Его покровитель киевский князь Изяслав Мстиславич мотивировал это тем, что "от оного митрополитов посвящения чинятся напрасно великие убытки, а паче всего чрес сию патриархов в Руси власть цари греческие ищут над нами властвовать и повелевать, что противно нашей чести и пользы". После смерти Изяслава Мстиславича в 1154 г. Климент вынужден был уйти на "покой", а прибывший из Константинополя новый иерарх "испроверг Климову службу и становления", т.е. отменил все канонические распоряжения и уволил ставленников митрополита-русина.

Климент был автором многих "слов" и поучений, однако сохранилось лишь его "Послание пресвитеру Фоме", с дополнениями некоего "Афанасия мниха". Из сочинения видно, что к тому времени в церковных кругах существовала мистическая оппозиция, отвергавшая не только философию, но и аллегорический метод в богословии. Фома, вероятно, принадлежал к этой оппозиции. Он со всей категоричностью заявлял Клименту: "Несть . лепо пытати потонку божественныа писаниа". Его не устраивало то, что Климент "философ ся творя" и "философею пишет . от Омира (Гомера), и от Аристотеля, и от Платона". В этом он усматривал отступление от евангельской веры, установлений православной церкви.

Идейные взгляды Климента характеризовало то, что он различал два рода богопознания: "благодатный" и "приточный". Первый вытекает из веры и доступен только "святым", второй дается "разумением" божественных заповедей ("притч") и открыт все смертным. Признавая необходимость философии для осмысления Священного писания, Климент ссылался на отцов церкви, которые "подобнаа ко господьскым словесем приложиша сказати и истолковати". В этом он был близок к Илариону. Все его философствование заключалось в аллегорическом толковании библейских образов. Среди них особо выделял образ Премудрости, символизировавшей Иерусалимский храм, построенный царем Соломоном. Этот образ он интерпретировал так: "Премудрость есть Божество, а храм человечество, аки во храм бо вселися в плоть, юже приять от пречистыя владычица нашеа Богородица истинный нашь Христос Бог". Божественная премудрость пребывает в человечестве, что по существу означает антропологизацию богопознания.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Экзистенциальный иррационализм и нигилизм Л. Шестова
Философские воззрения Л. Шестова, в силу их сугубой иррациональности и парадоксальности, трудно подвести под какое-то общее определение. Мастер афористического философствования, "ниспровергат ...

Оценка труда и персонала
Методы индивидуальной оценки. Оценочная анкета представляет собой стандартизированный набор вопросов или описаний. Оценивающий отмечает наличие или отсутствие определенной черты у оцениваемого и ста ...