Мистика древнерусского православия. Нестяжательство
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Мистика древнерусского православия. Нестяжательство
Страница 3

2. Киево-Печерская идеология. Первыми на Руси "науку" афонского благочестия восприняли киево-печерские старцы, прославившиеся тем, что "ови бо бяху постницы крепци, ови же на бденье, ови на кланянье коленное, ови на пощенье чрес день и чрес два дни, ини же ядуще хлеб с водою, ини зелье варено, друзии сыро". Киево-Печерский монастырь уже в первые десятилетия своего существования превращается в настоящую твердыню "правой веры"; из его стен выходит большинство церковных иерархов домонгольского периода.

Основу духовно-идеологических ориентации киево-печерского монашества составили воззрения Феодосия Печерского и Нестора Летописца.

а) Феодосии Печерский (ум. в 1074 г.). Мировоззрение печерского игумена отразило, с одной стороны, начавшееся феодальное раздробление Древнерусского государства, а с другой - фатальный для христианской цивилизации раскол христианства на православие и католицизм (1054 г.). Феодосии исповедовал принцип богоизбранности "ангельского чина" - монашества, и власть духовную ставил выше светской, великокняжеской. Выражение его политических идеалов - концепция "богоугодного властелина", которая господствовала в древнерусском православии на протяжении всей удельной эпохи. От светских правителей Феодосии требовал покорения и послушания церкви; им возбранялось всякое инакомыслие, в особенности пристрастие к латинству.

Критике римско-католической церкви он посвятил даже нечто вроде трактата "О вере крестьянской и о латыньской", написанного в форме послания к киевскому князю Изяславу Ярославичу. Главное в нем - призыв не общаться с латинянами: ни "учения" их слушать, ни "обычая" их держаться, ни брататься с ними, ни есть и пить с ними из одного сосуда, ибо они "неправо верують и нечисто живуть". В послании приводятся более двадцати их "ересей": непочитание икон и святых мощей, крещение в одно погружение, а не в три, признание филиокве - исхождения Святого Духа от Бога-Отца и Бога-Сына и т.п. Отсюда следовало заключение, что латинство не от Бога, и кто хвалит чужую веру, тот хулит собственную. Феодосии настаивал на полном обособлении, разрыве с Западом. От него берет начало целая традиция православно-церковного консерватизма, дошедшего до славянофильства и евразийства.

б) Нестор Летописец (сер. XI - нач. XII вв.). Ученик Феодосия Печерского, Нестор был блестящим агиографом - автором житий святых и редактором-составителем "Повести временных лет". Он не остановился на концепции "богоугодного властелина", а развил ее дальше - применительно к новым политическим реалиям, сформулировав теорию удельно-династического княжения. Суть этой теории - "кождо да держить отчину свою". Ее библейское обоснование дано на примере сыновей Ноя, разделивших после потопа между собой землю: "Сим же и Хам и Афет, разделивше землю, жребьи метавше, не преступати никому же жребий братень, и живяхо кождо в своей части". Так удельно-династическая система приобретала божественную санкцию.

В рамках своей идеологической теории Нестор осмысливал и проблему социального зла. С присущей ему историософской сметкой древнерусский мыслитель-книжник рассуждал о мире как арене противоборства добра и зла, Бога и сатаны. Мир полон бесов - слуг дьявола, которые на все "злое посылаемы бывають". Среди них - "неправедные властелины". Они без страха преступают церковные заповеди, забывают "целованье креста". За это Бог "казнит" землю, подвластную им, насылает разные беды. Поэтому "божье блюденье" и покровительство "леплее" княжеского, человеческого. Вывод Нестора не оставляет никаких сомнений относительно церковной, мистико-аскетической сущности его мировоззренческих позиций.

Идеи Феодосия Печерского и Нестора Летописца нашли отражение в таких памятниках древнерусской книжности, как "Киево-Печерский патерик", "Успенский сборник XII-ХШ вв., "Выголексинский сборник" и др.

3. С середины XIV в. круто меняется положение древнерусской церкви. Во-первых, она лишается "охранного ярлыка" - поддержки Золотой Орды, которая оставила язычество и перешла в ислам. Во-вторых, началось возвышение московских князей, принявшее после победы в Куликовской битве (1380) необратимый характер. Оказавшись лицом к лицу с новой политической силой, церковь сразу почувствовала невозможность сохранить свою прежнюю автономию. Московских князей не устраивали ее привилегии и привлекали богатства. Они с первых шагов выказали себя решительными противниками удельной системы, выступавшей опорой духовной власти. В церковной среде оживилась провизантийская ориентация. Этим не замедлил воспользоваться "второй Рим": из Константинополя тотчас, при живом еще митрополите Алексее, в Москву прибывает новый глава русской церкви болгарин Киприан. Между светской и духовной властью вспыхивает непримиримая вражда. После падения Византии церковь окончательно срастается с удельно-боярской фрондой. Однако московские князья исподволь разрушают ее единство. В конечном счете им удается овладеть ситуацией: с 1448 г. не константинопольские патриархи, а они сами назначают русских митрополитов. И духовенство раскалывается на противоборствующие группировки: одна из них принимает сторону московской централизации - это иосифляне, "богомольцы царей московских", другая ратует за духовное обновление церкви при сохранении ее прежнего статуса - это исихасты, нестяжатели.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

"Конкретная метафизика" П. А. Флоренского
Павел Александрович Флоренский (1882- 1937) сочетал в себе качества разностороннего ученого (он занимался различными областями естествознания, и прежде всего математикой) и религиозного мыслителя. ...

Диалектика сознательного и бессознательного
...

Философия Г. В. Плеханова
Георгий Валентинович Плеханов (1856- 1918) вошел в интеллектуальную историю России как философ, публицист, первый русский теоретик и пропагандист марксизма, выдающийся деятель международного социа ...