4. Оценка теоретического наследия Ленина в мировой философской литературе
История русской философии / Философия марксизма в россии конца XIX - начала XX в. / Ленин как философ / 4. Оценка теоретического наследия Ленина в мировой философской литературе
Страница 1

За несколько десятков лет в мире накопилась огромная литература о Ленине как теоретике и практическом деятеле, о его философии и политике. В целом ее можно разделить (за исключением ряда объективных аналитических работ) на апологетическую и критическую. Это разделение обусловливается прежде всего не столько отношением к самому Ленину, сколько отношением к социализму вообще и его советской модели в частности. Для одних Ленин был плох, потому что боролся за социализм, для других именно поэтому он был хорош, для третьих он был недостаточно хорош, потому что породил "не тот" социализм. Единственное, в чем сходились практически все - это в признании Ленина одной из крупнейших исторических фигур XX столетия.

Тон в апологетической литературе задавали советские марксисты. За ними следовали многие теоретики зарубежных компартий и некоторые независимые исследователи. Ленин в этой литературе представлен как "классик" современного марксизма, т. е. "марксизма-ленинизма", как непререкаемый авторитет, следование которому гарантирует успех буквально во всех областях деятельности. В области философии это выражалось, в частности, в том, что работа Ленина "Материализм и эмпириокритицизм", главной задачей которой было защитить материалистические основы марксизма, не дать подменить их идеализмом, была представлена как высшее достижение философской мысли. При этом восхвалялись как "гениальные" многие ее положения, которые сам Ленин считал азбучными, а ее нарочитый схематизм в противопоставлении материализма идеализму был принят как обязательный канон в критике любых немарксистских концепций. Такой подход был идеологически удобен, ибо соответствовал во времена "холодной войны" жесткой конфронтации между СССР и странами Запада, но он в конечном итоге нанес ущерб самой марксистской философии, нуждающейся, как и всякая философия, в плодотворном диалоге с другими течениями (о чем, кстати, сам Ленин говорил в "Философских тетрадях"). Что касается философии политики, то здесь в общем наблюдалась та же картина. Идеи Ленина канонизировались, заучивались, повторялись, невзирая на существенное, а иногда и радикальное изменение исторической ситуации. В случае же поворота в политике руководства всегда можно было найти у Ленина более или менее подходящие цитаты. Таким образом, создавалось впечатление, что страна все время идет "ленинским курсом".

Понятно, что при подобном "инструментальном" подходе на всестороннюю объективную оценку теоретического наследия Ленина трудно было рассчитывать. Такая оценка стала возможной лишь во второй половине 80-х гг., на короткий период так называемой "перестройки". Затем идеологическая ситуация резко изменилась, господствующие оценки поменялись на прямо противоположные, в связи с чем Ленин был подвергнут беспощадной, чаще всего бездоказательной критике.

Основные мотивы этой критики уже давно были высказаны в западной литературе антимарксистского и антикоммунистического направления. В философском плане они сводились к следующему. Ленина вряд ли можно принимать всерьез как философа. Он был практическим политиком, достаточно энергичным и целеустремленным, чтобы уметь добиваться достижения своих целей. Но что он понимал в философии? "Материализм и эмпириокритицизм" - всего лишь памфлет, свидетельствующий о неумении или нежелании его автора вникнуть в те тонкости, которые составляют самую "соль" философствования. Как можно сводить философию с ее бескорыстным поиском истины к борьбе двух направлений, а тем более к борьбе партий и классов? Как можно говорить о познании как отражении действительности? Ведь это докантовская, докритическая позиция, не считающаяся с тем, что мы не можем выйти за пределы сознания, не можем сравнить познавательный образ с самой действительностью.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Антропологический принцип Н. Г. Чернышевского
Н. Г. Чернышевский относится к числу тех немногих в XIX в. русских мыслителей, которых с полным правом можно назвать политическими философами. Он был хорошо знаком с предшествующей историей мышлен ...

Две особенности русского марксизма
...

Демократия и свобода личности в современном государстве
Мы – источник веселья – и скорби рудник, Мы - вместилище скверны – и чистый родник. Человек – словно в зеркале мир, - многолик, Он ничтожен – и он же безмерно велик. Омар Хайям ...