2. Особенности философских исследований в конце 30 - первой половине 40-х гг.
История русской философии / Философская мысль в России советского и постсоветского периодов / Советская философская мысль 30 - начала 50-х гг. / 2. Особенности философских исследований в конце 30 - первой половине 40-х гг.
Страница 1

Возвеличение И. В. Сталина как философа началось еще в конце 20-х гг., хотя в его работах того периода проблемы философской теории не поднимались. Приходилось создавать образ Сталина-философа на основе его социально-политических текстов. Положение изменилось, когда Л. П. Берия изложил на русском языке в своей книге по истории закавказской социал-демократии небольшую работу молодого Сталина "Анархизм или социализм?" (1906 - 1907). Работа была пронизана идеей панфилософизма, такого понимания содержания и структуры марксистской теории, при котором марксизм представляется не только как теория социализма (что было характерно для многих теоретиков II Интернационала) и не просто как цельное научное мировоззрение, но именно как философская система, из которой социализм "вытекает", логически выводится. Для автора "Анархизма или социализма?" изложить марксизм - значит изложить диалектический материализм, хотя очевидно, что марксизм не сводится к нему.

Вскоре после опубликования работы "Анархизм или социализм?" на русском языке началось ее восхваление. Но настоящий пик "философского сталинизма" наступил с выходом в свет работы Сталина "О диалектическом и историческом материализме" (она была опубликована в 1938 г. в качестве главы в "Кратком курсе истории ВКП(б)").

Сталин не употреблял понятия "онтология", но фактически он, как и в ранней работе "Анархизм или социализм?", придерживался в этой статье "онтологической" модели марксистской философии. В его представлении и диалектический метод, и материалистическая теория (по его мнению, две составные части диалектического материализма) - это учение фактически об одном и том же, а именно о бытии, о мире, о жизни, о законах ("чертах") объективной действительности, внешнего мира. Хотя он и говорил о методе познания, даже о диалектическом способе мышления, но, по существу, под методом познания он понимал только сами законы развития объективной действительности.

Для диалектического метода, согласно Сталину, характерны четыре "черты": 1) всеобщая связь и взаимообусловленность предметов и явлений; 2) движение и развитие в природе и обществе; 3) развитие как переход количественных изменений в качественные; 4) развитие как борьба противоположностей. Сталин изменил последовательность изложения основных "черт" метода по сравнению с тем, как это было у Гегеля и Энгельса, не включил в число основных диалектических законов закон отрицания отрицания. Изложение Сталиным диалектического метода фактически означало отождествление метода и теории. Оно нашло свое отражение и в ряде трудов других авторов, исходивших из мысли о том, что учение о методе есть учение об объективных, осознаваемых человеком и сознательно им применяемых диалектических законах внешнего мира, что стоит только открыть всеобщие законы природы, чтобы их можно было применять в качестве метода.

Философский материализм, отделенный от диалектического метода, был сведен Сталиным к трем "чертам": 1) материальность мира и закономерности его развития (проблемы материи, движения, пространства, времени, причинности и закономерности в свете новейших данных естествознания); 2) первичность материи и вторичность сознания (проблемы материи как источника ощущения, взаимосвязи мозга и мысли и др.) и 3) познаваемость мира (проблемы перехода от ощущения к абстрактному мышлению, роли практики в познании, соотношения объективной, относительной и абсолютной истины). Вопросы познания выступают при этом только как "момент" диалектического метода.

Хотя в работе "О диалектическом и историческом материализме" идея панфилософизма не сформулирована в явном виде, о ее наличии свидетельствуют попытки многих авторов того времени выводить непосредственно из абстрактных философских посылок конкретные практически-политические рекомендации и вообще попытки "напрямую" связать философию и политику, философию и практику. В первую очередь и главным образом влияние сталинизма на советскую философию связано именно с этой установкой Сталина на непосредственную связь философии с политикой, практикой, жизнью. В погоне за мнимой "философией действия" философам в еще большей степени, нежели после постановления о журнале "Под знаменем марксизма" (1931), пришлось идти на расширение предмета своей деятельности, заниматься вопросами текущей политики, экономики, культуры и т. д., "логикой дела", оставляя на втором плане свои собственные философские проблемы, "дело логики".

Идея панфилософизма наложила свой отпечаток и на представления о социальном статусе философии, ее месте в марксистской теории, о ее предмете, структуре, задачах и функциях, о механизме связи философии с практикой, конкретными естественными и общественными науками. В первые годы после выхода в свет работы Сталина "О диалектическом и историческом материализме" ее влияние проявилось, в частности, в том, что в советской литературе упрочилась точка зрения, согласно которой в марксизме вообще нет гносеологии как относительно самостоятельной философской дисциплины.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Глобальные проблемы современности
...

А. И. Герцен, Н. П. Огарев: философия природы, человека и общества
А. И. Герцен является в определенной мере ключевой фигурой в отечественной философской мысли середины XIX в., ибо именно он одним из первых в наиболее адекватной форме выразил зарождающуюся филосо ...

Ленин как философ
Когда говорят о марксистской философии в России XX в., то в первую очередь подразумевается имя В. И. Ленина - основателя большевистской партии и Советского государства, крупнейшего представителя м ...