Образ Иисуса Христа в романах Достоевского
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Философские взгляды Ф. М. Достоевского / Образ Иисуса Христа в романах Достоевского
Страница 2

Важнейшим условием непреходящего, абсолютного значения Христа для человечества - как идеала и цели исторического развития - является факт преодоления им в своей жизни проклятия смерти. Если бы жизнь Иисуса, как и жизнь каждого человека, окончательно и бесповоротно обрывалась смертью, то не имело бы никакого смысла говорить о нем как о вечной и абсолютной мере человеческого совершенства. Идея бессмертия, а точнее идея воскресения Христа, выступает вторым и самым главным аспектом его божественной природы. Именно вокруг этой проблемы и концентрируются почти все размышления Достоевского о роли Христа в истории человечества и значении его образа для каждого человека. Воскресение Христа (точно так же как и воскресение Лазаря, история которого имеет особенно большое значение в "Преступлении и наказании") несет в себе залог грядущего воскресения каждого человека, залог его бессмертия, но это и есть главное, что позволяет признать человека абсолютным элементом бытия; конечный, смертный человек, всецело подчиненный эмпирическому времени, не может претендовать на то, чтобы быть причастным Абсолюту.

Два отмеченных выше аспекта божественности Христа наиболее прямо выражены Достоевским в образах двух своих героев - князя Мышкина из романа "Идиот" и инженера Кириллова из романа "Бесы". Параллель между Иисусом Христом и князем Мышкиным является общепринятой, сам Достоевский называл своего героя "земным Христом". Напротив, образ Кириллова обычно трактуют в том смысле, что он демонстрирует негативную роль безверия, ведущего человека к безумию и самоубийству. Однако в этой трактовке большинство комментаторов и интерпретаторов творчества Достоевского поддается искусу простых решений, тогда как в рассматриваемом вопросе не может быть никакого простого решения. В данном случае самым проницательным читателем Достоевского оказался Н. Бердяев, который в истории Кириллова увидел очень важную поправку к традиционной христианской идее Богочеловечества. На наш взгляд, можно сказать более точно: в образе Кириллова Достоевский дает свое выражение метафизического смысла истории Христа, подобно тому как в образе князя Мышкина он выражает моральный смысл того идеала, который олицетворяет Иисус. Безграничная любовь Мышкина ко всем окружающим его людям, гармонично сочетающаяся с глубоким проникновением в их внутренний мир, - это главное качество, выделяющее его среди окружающих и позволяющее говорить о нем как об идеальном человеке. С помощью истории Кириллова Достоевский пытается выразить более сложный аспект своего понимания божественности Христа - идею бессмертия и воскресения.

Обращаясь к тому, что Достоевский пишет по поводу проблемы бессмертия, мы сталкиваемся с неким парадоксом. На первый взгляд может показаться, что Достоевский решает проблему смерти и бессмертия с обезоруживающей простотой и в полном согласии с канонической христианской традицией. В "Дневнике писателя" за 1876г. он пишет: " .без веры в свою душу и в ее бессмертие бытие человека неестественно, немыслимо и невыносимо". Называя веру в бессмертие "основной и самой высшей идеей человеческого бытия", он приходит к выводу, что "самоубийство, при потере идеи о бессмертии, становится совершенною и неизбежною даже необходимостью для всякого человека, чуть-чуть поднявшегося в своем развитии над скотами . идея о бессмертии - это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины и правильного сознания для человечества". В качестве наглядной иллюстрации этой мысли в "Дневнике писателя" выступает история "логического самоубийцы" - человека, который кончает с собой именно из-за того, что не может найти разумных оснований для веры в бессмертие, следствием чего является вывод о совершенной бессмысленности жизни.

Однако если принять, что Достоевский всегда и везде понимает бессмертие только в традиционном христианском смысле (как бытие души в ее "райском состоянии"), станут совершенно непонятными душевные терзания и мучительные размышления многих его героев (да и самого их автора) по поводу жизни, смерти и бессмертия. Ведь из приведенных слов следует, что вера в бессмертие является настолько фундаментальной и незыблемой, что она, в сущности, и не может быть предметом сомнения и обсуждения без того, чтобы тут же не привести человека к безумию и самоубийству. Если же человек мучительно размышляет над проблемой бессмертия, но продолжает жить, значит, он уже обладает указанной верой, и его сомнения имеют какой-то более сложный смысл, чем просто ее принятие или отвержение. Совершенно нетрадиционное понимание бессмертия и воскресения и отражено в истории Кириллова. Но прежде чем говорить об этой истории, вспомним еще двух героев Достоевского, чьи суждения непосредственно затрагивают эту проблему, - Ипполита Терентьева из романа "Идиот" и Свидригайлова из "Преступления и наказания".

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Философско-правовая мысль
В XIX в. в России феодализм и соответствующий ему абсолютизм, выработав в течение столетий свой потенциал, начинают испытывать глубокий кризис в области экономики, политики, идеологии. Все это при ...

Глобализационные процессы в современном мире
Автор полагает, что тема данного исследования актуальна, так как, во-первых, связана с новым направлением в философской науке – философии глобальных проблем, во-вторых отражает противоречиво ...

Философия народничества
Поскольку народничество представляет собой в первую очередь общественное движение, то возникают вопросы, есть ли у него свои философы, насколько правомерны понятия "народническая философия&qu ...