Диалектика человеческого бытия
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Метафизические и религиозно-этические искания И. Ильина / Диалектика человеческого бытия
Страница 2

Начало самостоятельного творческого развития Ильина связано с публикацией его первой крупной работы - статьи "Понятия права и силы" (1910). Хотя главной сферой научных интересов Ильина было право, он, подобно своему учителю П. И. Новгородцеву (защитившему в 1902 г. докторскую диссертацию "Кант и Гегель в их учении о праве и государстве"), старался рассматривать феномен права как выражение глубинных закономерностей духовного бытия человека. Это неизбежно вело к необходимости предварительного построения метафизики человеческого бытия, требовало философской трактовки права, выявления его взаимосвязей с другими составляющими духовной сферы. Именно по этому пути пошел Ильин, и достаточно быстро чисто правовые проблемы отошли в его творчестве на второй план, а на первом оказались проблемы сущности человеческого бытия и исторического предназначения человека.

В статье "Понятия права и силы" этих проблем еще нет, однако именно здесь Ильин впервые развертывает саму методологию своих дальнейших философских исследований, а также совершенно определенно выбирает тот путь в интерпретации права, который приведет его к оригинальной объективно-идеалистической концепции человека. При изучении права Ильин считает необходимым придерживаться принципа методологического плюрализма; право - это сложное явление общественной жизни, и его невозможно понять с какой-то единой позиции. Только рассмотрение с различных, даже противоположных точек зрения может быть плодотворным при объяснении сущности права. При таком подходе удается разрешить и вопрос о соотношении права и силы; в рамках одного способа рассмотрения (одного "методологического ряда") они оказываются близкими и сравнимыми, но в рамках другого - совершенно различными феноменами. В дальнейшем принцип методологического плюрализма получит у Ильина естественное метафизическое обоснование: невозможность однозначного подхода к таким сложным феноменам, как право, окажется следствием неустранимой внутренней противоречивости сущности человека.

В статье "Понятия права и силы" нет четкого ответа на вопрос о природе права, однако линия развития идей Ильина просматривается достаточно ясно. Утверждая, что в чисто юридическом и логическом (сущностном) плане право принципиально отличается от силы, главный признак которой - ее непосредственное существование в "реальном ряду", Ильин фактически утверждает, что право есть феномен, связанный с некоторой сверхэмпирической, идеальной сферой, лишь опосредованно проявляющейся в реальности эмпирического мира, в отношениях сосуществующих правовых индивидов. В последующих работах эта идея будет зафиксирована с помощью противопоставления идеального "естественного права" и реального "позитивного права". По сути, Ильин уже в первой своей работе однозначно присоединяется к той идеологии, которая была характерна для классического немецкого идеализма. Оставалось только сделать традиционный выбор в пользу кантовской или гегелевской концепции права. Однако вслед за П. Новгородцевым Ильин отказывается от абсолютизации этого выбора, требующего принятия одной из двух противоположных концепций человека: в первой из них сущность человека определяется индивидуальной духовной свободой личности, во второй - нашим безусловным духовным единством, "снимающим" значение личной индивидуальности. Все дальнейшее творчество Ильина будет определяться стремлением понять человека в единстве эти двух противоположных измерений его бытия.

В этом смысле показательно, что следующая его крупная теоретическая работа - "Идея личности в учении Штирнера" - оказалась посвященной философу, главной заслугой которого было провозглашение абсолютного приоритета индивидуальности. Особое значение эта статья приобретает в связи с тем, что в дальнейшем философские искания Ильина будут основываться на интерпретации гегелевской философии, против ключевых идей которой и выступал Штирнер. Прежде чем приступить к освоению системы Гегеля, Ильину нужно было найти своеобразное "противоядие" против гегелевского духовного "тоталитаризма"; против умаления значения личностного начала в человеке.

В своей статье Ильин утверждает позитивное значение штирнеровской концепции человека, подчеркивая новые черты в трактовке личности у Штирнера. Прежде всего это упор на практический, экзистенциальный аспект в понимании личности. Затем - утверждение равной значимости каждого человека; по убеждению Штирнера, каждый является "единственным" и должен стать бесконечно конкретным в своей индивидуальности, никакого единого "абсолютного субъекта", поглощающего отдельные индивидуальности, Штирнер не признает. Впоследствии это убеждение в невозможности свести богатство индивидуальностей к некоторому всеобщему единству будет играть большую роль в трудах Ильина: оно будет обнаружено Ильиным в философии Фихте (статья "Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте Старшего"), получит своеобразную социально-психологическую интерпретацию в статье "О любезности" и станет итогом метафизики человека в книге "Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека".

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Интуитивизм и иерархический персонализм Н. О. Лосского
Характерной особенностью русской религиозной философии конца XIX-XX в. является поворот к метафизике. В этом отношении она в известном смысле опередила аналогичный поворот к онтологии, осуществлен ...

Философско-богословская мысль
Древнерусское любомудрие не питало особых пристрастий к системности, поскольку содержание тогда, по существу, превалировало над формой. На Руси издавна прижился духовно-практический способ освоени ...

Взгляд на развитие воспитания
Творчество Платона по сегодняшний день остается в центре внимания исследователей различных направлений. Для историков и для антиковедов, в частности, его труды интересны, прежде всего, как отражение ...