Русский марксизм
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Русский марксизм
Страница 1

Массовое разочарование в народничестве, вызванное повальным террором 80-х годов и убийством Александра II, поставило перед революционным движением задачу поиска новых социальных идеалов, новых форм борьбы с самодержавием. В этой обстановке усилилось влияние марксизма, который "оживил упавшую было в русском обществе веру в близость национального возрождения" [С.Н. Булгаков], демократического развития России. Марксизм увлек на первых порах людей самых разных ориентации - от промышленных пролетариев до университетских профессоров; всем казалось, что найдена окончательная истина, и социализм из народнической утопии превратился в научную теорию.

1. Ортодоксальный марксизм. Зарождение русского, или ортодоксального, марксизма относится к началу 90-х годов, когда в Женеве несколько бывших народников (П.Б. Аксельрод, В.Н. Засулич и др.) создали группу "Освобождение труда". Возглавил ее Г.В. Плеханов (1856-1918), "самый выдающийся марксист до Ленина", как его называли в советской историографии. Прежде он был одним из крупнейших деятелей "Земли и Воли" и "Черного передела", дважды "ходил в народ" с революционной агитацией. В марксизм перешел, глубоко разочаровавшись в "революционной метафизике" народничества. Однако это не помешало ему воспринять теорию Маркса и Энгельса сквозь "призму бакунинского учения", традиций русской "географической социологии" (В.О. Ключевский, Л.И. Мечников), благодаря чему созданная им модель исторического материализма существенно отличалась от марксистского оригинала.

Из многочисленных трудов Плеханова прежде всего выделяются следующие: "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю" (1895), "Основные вопросы марксизма" (1907), "Materialism militans" (1908-1910), "История русской общественной мысли" (1914), оставшаяся незавершенной.

Освещая мировоззрение Плеханова, необходимо подчеркнуть, что он был сторонником не просто материалистического, а монистического понимания истории. В соответствии с этой позицией производил монистическую корректировку идеи Маркса об определяющей роли экономических отношений в пользу выделения "основания", или субстрата этих отношений в виде географической среды. Географическая среда, определяя характер производительных сил, создает объективные предпосылки для скачкообразного развития социальной "надстройки". Отношение между "основанием", т.е. базисом и надстройкой Плеханов выразил в виде так называемой пятичленки:

"1) состояние производительных сил;

2) обусловленные им экономические отношения;

3) социально-политический строй, выросший на данной экономической "основе";

4) определяемая частью непосредственно экономикой, а частью всем выросшим на ней социально-политическим строем психика общественного человека;

5) различные идеологии, отражающие в себе свойства этой психики".

Плеханову казалось, что эта "монистическая формула" не только "чужда эклектизма", но и "насквозь пропитана материализмом". Однако тут он впадал в заблуждение, путая монизм с иерархизмом. "Русский марксист" не замечал, что в его схеме идеология детерминирована отнюдь не экономикой, а психикой, на манер того, как это было в субъективной социологии Лаврова и Михайловского.

В соответствии со своим убеждением, что "наиболее последовательные и наиболее глубокие мыслители всегда склонялись к монизму", Плеханов проводил монистический принцип и в диалектическом материализме. Здесь он в качестве "исходного начала", или субстанции, принимал материю, наделенную такими атрибутами, как протяженность (объект) и мышление (субъект). Так он приходил к спинозизму, полагая, что и классики марксизма "в материалистический период своего развития никогда не покидали точку зрения Спинозы". Органичным дополнением спинозизма ему представлялась гносеология Канта. Поэтому в теории познания он совершал дуализацию материи на "вещь в себе" и "чувственные впечатления", или "иероглифы". Соответственного Плеханов, "вместе с Кантом", заявлял, что материя сама по себе, в качестве субстанции, нам "совершенно неизвестна". На его взгляд, это вообще "гносеологический предрассудок идеализма" - желать знать то, что такое материя помимо наших ощущений. "Вид объекта зависит от организации субъекта", - гласил основной постулат "иероглифического материализма", из которого явствовало, что под влиянием кантианства Плеханов несомненно редуцировал диалектический материализм до уровня простого сенсуализма. В этом опять-таки сказалось его родство с народнической философией. Ленин, безусловно, был далек от всякого преувеличения, когда утверждал, что "Плеханов сделал явную ошибку при изложении материализма".

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Философско-правовая мысль
В XIX в. в России феодализм и соответствующий ему абсолютизм, выработав в течение столетий свой потенциал, начинают испытывать глубокий кризис в области экономики, политики, идеологии. Все это при ...

И. А. Ильин: философия духовного опыта
Иван Александрович Ильин (1883-1954) - философ, политический мыслитель, культуролог, блестящий публицист - внес заметный вклад в развитие русской философии. В центре его напряженных раздумий всегд ...

Диалектика сознательного и бессознательного
...