Русская философия XX в. (продолжение)
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Русская философия XX в. (продолжение)
Страница 4

"Роза Мира" явится своего рода "религией итога", "соборным творчеством", в котором все прежние религии превратятся в отражения "различных пластов духовной деятельности, различных рядов иноматериальных фактов, различных сигментов планетарного космоса". Благодаря своему универсализму и динамичности, "Роза Мира" сможет впервые объединить земной шар в Федерацию государств во главе с "этической контролирующей инстанцией", распространить материальный достаток и высокий культурный уровень на население всех стран, воспитать поколение "облагороженного образа", восстановить христианские церкви, словом, осуществить "превращение планеты - в сад, а государств - в братство". В свою очередь, реализация этих задач "откроет путь к разрешению задач более высоких: к одухотворению природы". России здесь "предуказана" особая роль, если только ее не погубит тоталитарное насилие.

Андреев непосредственно продолжал традиции философии всеединства Соловьева, развивая их на основе сложного соотношения принципов толстовства и классического славянофильства.

5. Христианский социализм. В русской эмиграции наряду с другими идейными течениями существовало своего рода культурологическое мессианство, которое проповедовало идеалы христианского социализма. К этому направлению, в частности, принадлежал С.Н. Булгаков (1871- 1944), прошедший в свое время путь "от марксизма к идеализму" и пришедший в конечном счете к принятию сана православного священника. Его интересовало главным образом "догматическое основание христианского социализма", и под этим углом зрения он исследовал святоотеческую традицию. В результате Булгаков пришел к выводу, что "в православном предании, в творениях вселенских учителей церкви (св. Василия Великого, Иоанна Златоуста и др.) мы имеем совершенно достаточное основание для положительного отношения к социализму, понимаемому в самом общем смысле, как отрицание системы эксплуатации, спекуляции, корысти". С христианским социализмом он до конца своей жизни связывал самые высокие чаяния о будущем Отечества. Среди христианских социалистов русского зарубежья значительной фигурой был Г.П Федотов (1886-1951). Он сумел выехать за границу только в 1925 г., воочию увидев рождение "сталинократии", на собственном опыте убедившись в чудовищности тех тенденций, которые несет с собой деформированный, духовно обескровленный социализм.

Неудивительно, что Федотову большевизм представлялся прежде всего политическим авантюризмом. Изображая его своеобразной "аскезой зла", он отрицал за ним всякое нравственное содержание, всякий гуманизм. Большевизм, с его точки зрения, признает только одну добродетель - силу; он родился в войне и остался "воякой" в мирной жизни. Что бы он ни делал, какой бы будничной работой ни занимался, во всем "чувствуется прицел наведенной винтовки: в священника, в крестьянина, в профессора, в вольного художника, в отца и мать старой семьи, в кондовую Русь, в счастливый уют ненавистного мещанства". Он предал социализм, размотал, пустил по ветру достояние самой революции. Федотов вносил в оценку большевизма совершенно новый критерий - культурологический, духовный. Он обвинял его не просто в разрыве с идеалами социализма, а в возврате к традициям русского деспотизма, монархии. Большевистская идеократия явилась ничем иным, как "сатанократией", провозгласившей догмат материалистического атеизма и впервые создавшей для этого догмата адекватного человека. "Сатанократия" со временем переросла в "сталинократию", которая нашла опору в древнем опыте Ивана Калиты и Ивана Грозного. Сталин сознательно возрождал "вековую традицию царского самодержавия", чтобы "чувствовать себя укорененным в истории России". Он создал большевистскую монархию, опиравшуюся на особое сословие "знатных людей", и это со всей очевидностью выявляет тот факт, что "большевизм может произрастать не на одной марксистской почве". Большевизм вообще антипод социализма.

Федотов начинал социалистом, мечтая "правдой социализма поправить мир". От этой идеи он не отказывался никогда, хотя признавал чрезвычайную сложность ее воплощения. Его не смущало ни то, что лозунги социализма померкли под стягами сталинократии, ни то, что социализм способен выродиться в обычную классовую идеологию. Федотов видел в нем главное - "возможность полноты существования, возможность жизни для широких масс", которя столь необходима "для сознательного и благородного принятия свободы". Свободы не как некой политической институции, а как широкой, всеобъемлющей духовности, прокламированной вероучением Христа. Он прямо возвращал социализм в лоно христианства, отводя ему роль обновителя и преобразователя исторического православия. "В противоположность XIX в., - писал Федотов, - когда социализм был пугалом для христиан всех исповеданий, неустанно обличаемой ересью, в наши дни примирение христианства с социализмом совершается с чрезвычайной легкостью . Стоило поблекнуть миражу капиталистической долговечности, и стало сразу явным, как глубоко социализм укоренен в христианстве: в Евангелии, в апостольских общинах, в древней церкви, в самом монашестве, в социальном служении средневековой, как западной, так и русской церкви. Выясняется, что социализм есть блудный сын христианства, ныне возвращающийся - по крайней мере отчасти - в дом отчий".

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Интуитивизм и иерархический персонализм Н. О. Лосского
Характерной особенностью русской религиозной философии конца XIX-XX в. является поворот к метафизике. В этом отношении она в известном смысле опередила аналогичный поворот к онтологии, осуществлен ...

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Исторические типы философии
Философия является рациональной попыткой ответа на предельные основания мира, природы и человека, стремлением анализировать действительность, как она представлена в человеческом знании, чтобы увидет ...