Наука в историческом процессе
Проблемы философии общества / Философия истории / Наука в историческом процессе

Влияют ли естественные и общественные науки на скорость протекания общественного процесса?

На первый взгляд - что же ускоряет общественный процесс, если не наука? Наверное, да, если это божественная наука.

Земная же наука сама является моментом социальных явлений, а не представляет некое внечеловеческое, внеисторическое начало. Поэтому ученый в том же смысле продвигает, ускоряет исторический процесс, в каком он может бежать впереди самого себя или, подобно барону Мюнхгаузену, способен поднять себя за волосы.

Ошибка, заложенная в вопросе, является следствием обычных представлений об историческом процессе как о таком, который имеет определенное направление и цель, детерминированные волей и самосознанием индивидов. Наука, разумеется, участвует в общественном процессе, но не как субъект движения.

Ее можно сравнить с сердцем, легкими, мозгом, наконец, желудком ребенка. Но ребенок развивается не потому, что дышит и даже не потому, что ест и т.д.

Как же тогда объяснить возможность разработки социальных прогнозов и социального планирования? Или, быть может, науку следовало бы исключить из понятия общественного процесса? Разве нельзя представить, что наука развивается сама по себе, а уж все остальное движется благодаря науке? Это выглядело бы вполне правдоподобно.

Так почему же мы настаиваем на том, что наука есть лишь один из моментов саморазвития общества, пусть особенный момент:

критерий исторического развития, но никак не его генератор?

Мы, таким образом, подводим читателя к той мысли, что для того, чтобы быть движущей силой общественного процесса, наука сама должна находиться вне его. Но если бы дело обстояло таким образом, то была бы невозможна преемственность в науке, невозможна была бы обратная связь по реализации-проверке открытий - то есть невозможно саморазвитие науки.

Итак, если наука вне истории, то невозможно ее саморазвитие, если же наука способна сама себя развивать - значит, она сама исторична и не может быть инициатором общественного процесса.

Вообще говоря, общественное бытие уже включает в себя все формы сознания, не являясь ни первичным, ни вторичным по отношению к нему.

Наука возникла на определенном этапе развития не как произвольный телеологический аппарат, но как необходимый момент общественного бытия.

Поэтому не приходится уповать на то, что именно наука спасет и облагородит человечество или, напротив, погубит его. (Но само развитие науки является моментом благотворным и губительным).

Теперь посмотрим на все это с "практической" точки зрения. Можно ли изобрести общественные отношения?

Иными словами, если идея общественного переустройства уже появилась у Вас, наш читатель, появилась не как решение злободневной задачи, но как проект совершенно новой, целесообразной, оптимальной структуры - общественной формации, как план новой исторической эпохи, может ли она быть реализована?

Почему, собственно говоря, нет? Почему конструкцию отдельного механизма, отдельной машины, проект отдельного закона можно реализовать (наряду с реализацией многих других проектов), а проект эпохи в целом нельзя?

В чем тут закавыка? Потому, очевидно, что нельзя исключить талант и инициативу множества других, имеющих совершенно иные представления о целесообразности.

Эпоха создается комплексом множества открытий, множеством изобретений и их реализаций и т.д., то есть требует усилий популяции в целом на протяжении длительного временного периода.

То есть, эпоху невозможно создать одномоментными усилиями одного человека или одного направления человеческой деятельности -будь то наука или техника, искусство или политика и т.п.

Смотрите также

Философские идеи в культуре Московской Руси
Если эпоху Киевской Руси можно назвать своего рода периодом ученичества, началом приобщения к мировой культуре, главным событием которого было введение христианства, то основным содержанием эпохи ...

Диалектика сознательного и бессознательного
...

Немарксистская философия в СССР. М. Бахтин. М. Мамардашвили
В 20-30-е годы в Советской России продолжали работать мыслители, начавшие свой творческий путь до революции и непосредственно развивавшие традиции русской философии XIX в. Однако после первой волны ...