Два основных возможных способа тематизировать жизненный мир: наивно-естественная прямая установка и идея последовательно рефлексивной установки на то, каким способом осуществляется субъективная даннос
Классическая философия / Путь в феноменологическую трансцендентальную философию в вопрошании, идущем от предданного жизненного мира / Два основных возможных способа тематизировать жизненный мир: наивно-естественная прямая установка и идея последовательно рефлексивной установки на то, каким способом осуществляется субъективная даннос
Страница 1

Но эта самая всеобщая характеристика бодрствующей жизни представляет собой лишь формальную рамку, в которой возможны различия в способе осуществления этой жизни, хотя последняя в любом случае обладает преддан-ным миром и данными в этом горизонте сущими объектами. Благодаря этому впоследствии возникают те различные способы (можно сказать и так), которыми мы остаемся бодрствующими для мира и для объектов в мире. Первый, естественный и нормальный способ, безусловно первенствующий не по случайным, а по сущностным причинам, это способ прямой [geradehin] устремленности к тем или иным данным объектам, т. е. вживания [Hineinleben] в горизонт мира, что происходит с нормальным непрерывным постоянством, в синтетическом единстве, связующем все акты. Эта нормальная, прямая жизнь, направленная на те или иные данные объекты, означает, что цели всех наших интересов лежат в объектах. Предданный мир — это горизонт, в постоянном потоке охватывающий все наши цели, мимолетные и продолжительные, а также заранее, имплицитно, «объемлющий» и интенциональное сознание горизонта [HorizontbewuBtsein]. В нормальной непрерывно единой жизни нам, субъектам, не известны помимо этого никакие цели, мы даже не представляем себе, что могли бы существовать какие-то другие. Можно также сказать, что все наши теоретические и практические темы всегда лежат в нормальном единстве жизненного горизонта «мир». Мир есть универсальное поле, в которое устремлены все наши акты: опытные, познавательные, деятельные. Из него, от тех или иных уже данных объектов, к нам приходят все аффекты, так или иначе преобразующиеся в акты.

Но может существовать еще один, совершенно иной способ бодрствующей жизни в осознании [BewuBthaben] мира. Он обусловлен нарушающим нормальный ход простой жизни [Dahinleben] изменением тематического сознания о мире. Обратим свое внимание на то, что мир и объекты не только вообще заранее даны всем нам и теперь попросту есть у нас как субстраты своих качеств, но что они (и все что понимается как онтическое) сознаются нами в субъективных способах явления, способах данности, причем мы не обращаем на это особого внимания и по большей части вообще не подозреваем об этом. Теперь придадим этому форму новой универсальной направленности интереса, утвердим последовательный универсальный интерес к тому, как осуществляются эти способы данности, а также к самим «онта», но не напрямую, а как к объектам этого «как», при исключительной и постоянной направленности интереса на то, как при изменчивости относительных значимо-стей, субъективных явлений и мнений для нас возникает единая универсальная значимость «мир», этот мир, т. е. как для нас возникает постоянное сознание об универсальном вот-бытии, об универсальном горизонте реальных, действительно сущих объектов, каждый из которых, даже если он в отдельности осознается просто как вот-сущий, осознается так только в изменчивости относительных взглядов на него, способов явления, модусов значимости.

При этом тотальном повороте интереса, выполненном с новой, учрежденной особым волевым решением последовательностью, мы замечаем, что нам достается не только несметное количество никогда прежде не тематизирован-ных типов единичного, но и несметное количество синтезов в неразрывной синтетической тотальности, непрерывно поставляемых перекрывающими весь горизонт интен-циональными значимостями, влияющих друг на друга в форме подтверждающего доказательства вот-бытия или же его опровергающего зачеркивания и в форме прочих модальностей. Все это свойственно синтетической тотальности, в которой нами может быть освоено то, что прежде было совершенно неизвестно, что никогда не было распознано и схвачено как задача познания, а именно универсальная свершающаяся жизнь, в которой мир возникает как постоянно сущий для нас в текучей ежеминутности [Jeweiligkeit], постоянно «предданный» нам мир; иными словами, тотальности, в которой мы теперь впервые обнаруживаем, что мир как коррелят доступной исследованию универсальности синтетически связанных свершений обретает свой бытийный смысл и свою бытийную значимость в тотальности своих онтических структур, а равно и то, как он их обретает.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Экзистенциально- персоналистическая философия Н. А. Бердяева
В творчестве Николая Александровича Бердяева (1874-1948) нашла яркое выражение характерная для русской философской мысли религиозно-антропологическая и историософская проблематика, связанная с пои ...

Немарксистская философия в СССР. М. Бахтин. М. Мамардашвили
В 20-30-е годы в Советской России продолжали работать мыслители, начавшие свой творческий путь до революции и непосредственно развивавшие традиции русской философии XIX в. Однако после первой волны ...

Миросозерцание Ф. М. Достоевского
Творчество Федора Михайловича Достоевского (1821-1881) относится к высшим достижениям национальной культуры. Его хронологические рамки - 40-70-е гг. - время интенсивного развития русской философск ...