Разрешение парадокса
Классическая философия / Путь в феноменологическую трансцендентальную философию в вопрошании, идущем от предданного жизненного мира / Разрешение парадокса
Страница 1

а) Мы как люди и мы как субъекты последних функций и свершений

Как же обстоит дело с рассматриваемой сейчас субъективностью — субъективностью, сопрягаемой и с конституирующим мир человечеством, и, тем не менее, с самим миром? В наивности своих первых шагов мы заинтересовались вновь и вновь раскрывающимися горизонтами достопримечательных открытий и при этом задержались на той направленности взгляда, которая естественным образом оказалась первой; это направленность на корреляцию первой ступени рефлексии: предметный полюс — способ данности (способ явления в наиболее широком смысле). Я, как тема наивысшей ступени рефлексии, хотя и было упомянуто, однако при том осторожном аналитико-дескриптивном движении, которое естественным образом отдает предпочтение ближайшим связям, не обсуждалось в своей полной правомерности. Ведь глубины его функционирования становятся ощутимы лишь позднее. В связи с этим отсутствовал феномен превращения значения «Я» (как я сейчас произношу это Я) в «другое Я», в «Мы все», Мы со многими «Я», гдея есмь «одно» Я. Таким образом, отсутствовалапро-блема конституции интерсубъективности, этого Мы-все, осуществляемой из меня, и даже «во» мне. На том пути, на который мы дали себя вовлечь и по которому пошли дальше, эти проблемы никак себя не проявляли. Теперь они неизбежно привлекут к себе внимание. Ибо необходимость сделать сейчас остановку и углубиться в самоосмысление наиболее остро ощущается нами благодаря всплывающему наконец (и неизбежному) вопросу: кто мы суть как субъекты, осуществляющие смысловое и значимостное свершение универсальной конституции, конституирующие в общности друг с другом мир как полюсную систему, т. е. как ин-тенциональное образование нашей обобществленной жизни? Мы — может ли это означать «мы-люди», люди в естественно-объективном смысле, т. е. реальности этого мира? Но разве эти реальности сами не являются «феноменами» и, как таковые, предметными полюсами и темами вопро-шания о коррелятивных интенциональностях, полюсами которых они являются, из функционирования которых они получили свой смысл и теперь им обладают?

На этот вопрос нужно, конечно, ответить утвердительно. В самом деле, как и для всех региональных мировых категорий, мы можем для всех сущностно онтических типов обнаружить конституирующие их смыслообразова-ния, если только в достаточной мере будет разработан метод постановки соответствующих вопросов. Здесь это вопросы, идущие от реальных людей к их «способам данности», к их способам «явления», прежде всего явления в восприятии, т. е. в модусе изначальной самоданности, способов согласованного подтверждения и корректировки, способов отождествления в узнавании в качестве одной и той же человеческой личности: как «лично» знакомой нам ранее, той самой, о которой говорят другие, которые сами когда-то имели знакомство с ней и т. д. Происходит, стало быть, растворение само собой разумеющегося «вот человек этого общественного круга хорошо знакомых друг с другом лиц» в выдвигаемых относительно него трансцендентальных вопросах.

Но люди ли трансцендентальные субъекты, т. е. субъекты, функционирующие при конституировании мира? Ведь эпохе сделало их «феноменами», так что философ, находящийся в состоянии эпохе, ни себя, ни других не считает с наивной прямотой значимыми в качестве людей, но именно и только в качестве «феноменов», в качестве полюсов трансцендентальных вопрошаний. По всей видимости, здесь, в радикально последовательном эпохе, каждое Я принимается во внимание только как Я-полюс своих актов, хабитуальных черт и способностей, и отсюда — как «сквозь» свои явления, свои способы данности направленное на являющееся в бытийной достоверности, на тот или иной предметный полюс и его полюсный горизонт: мир. Ко всему этому адресуются потом дальнейшие вопросы во всех указанных направлениях рефлексии. Конкретно каждое Я — это не только Я-полюс, но Я во всех его свершениях и полученных в их результате приобретениях, к которым причисляется и мир, имеющий значимость сущего и так-сущего. Но в эпохе и при взгляде, направленном чисто на функционирующий Я-полюс, а от него — на конкретное целое жизни и ее промежуточных и итоговых интенцио-нальных образований, eo ipso не показывается ничто человеческое, не обнаруживается душа и душевная жизнь, реальные психофизические люди — все это входит в «феномен», принадлежит миру как конституированному полюсу.

b) Я как изначальное Я конституирую мой горизонт

трансцендентальных Других как субъектов, входящих вместе со мной в конституирующую мир трансцендентальную интерсубъективность

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Философские идеи в культуре Московской Руси
Если эпоху Киевской Руси можно назвать своего рода периодом ученичества, началом приобщения к мировой культуре, главным событием которого было введение христианства, то основным содержанием эпохи ...

Антропологический принцип Н. Г. Чернышевского
Н. Г. Чернышевский относится к числу тех немногих в XIX в. русских мыслителей, которых с полным правом можно назвать политическими философами. Он был хорошо знаком с предшествующей историей мышлен ...

Религиозно-нравственное учение Л. Н. Толстого
Лев Николаевич Толстой (1828-1910) - писатель, мыслитель и духовный реформатор, создавший религиозно-нравственное учение непротивления злу насилием. Его жизнеучение (он разработал именно "жиз ...