5. Казанская духовная академия
История русской философии / Философия в духовных академиях и университетах в XIX - начале XX в. Философско-правовая мысль / Философия в духовных академиях / 5. Казанская духовная академия
Страница 2

В целом критика Никанором философского учения Канта была тенденциозной, однако не лишенной тонких мыслей и глубоких замечаний. В плане преемственности идей в духовно-академической философии труд "Позитивная философия и сверхчувственное бытие" можно считать развитием ряда теистических положений, высказанных П. Д. Юркевичем в таких работах, как "Из науки о человеческом духе", "Материализм и задачи философии", "Язык физиологов и психологов". Общность философских установок обоих мыслителей проявилась также в их симпатии к идеям интроспективной (основанной на самонаблюдении) психологии.

Выпускником академии был религиозный философ Виктор Иванович Несмелов (1863- 1937). Его диссертация "Догматическая система св. Григория Нисского" (1887) была написана в полном соответствии с традициями духовно-академического философствования с его обращенностью к святоотческому наследию. Получив за эту работу степень магистра богословия, Несмелов в 1888 г. стал профессором академии, проработав вплоть до ее закрытия в 1920 г. Строй философствования его первых сочинений был ориентирован на выработку рациональных оснований основных и первоначальных интуиции христианской веры. Это также было следование духовно-академическим традициям, представленным, например, в сочинениях Ф. А. Голубинского, В. Д. Кудрявцева-Платонова и др. Антропологизм святоотческого наследия привел Несмелова к разработке предельно общих идей христианской антропологии, что нашло свое отражение в его основном труде "Науке о человеке" (1893-1905).

Основной темой философствования Несмелова стала проблема самоопределения человека в мире. С его точки зрения, начальный мир сознания может определяться в самом сознании не как субъективный и не как объективный, а только как существующий. Традиционный для духовно-академического философствования платонизм и связанные с ним христианизированные платонические установки о "телесном" и "духовном" в человеке наличествуют и в философской системе Несмелова, но развиваются в рамках его "нового" осмысления. В противоречивом единстве человек заключает в своей душе как "простые вещи мира", живущие по физическим и биологическим законам, так и "формы личности".

Человек, отмечал он, конечно, может жить в мире по каким угодно соображениям или даже без оных, по самому факту своего рождения, но это не достойно его разума и свободы. Он соотносится и имеет связи не только с зоолого-животным миром, ему свойственно особое назначение, осознание которого придает людям различную ценность. Многие видят свое назначение в общем человеческом благе и служении ему - это высокая ценность, но она имеет "торговый" характер, за нее человек или даже человечество покупают себе определенное благо жизни. С другой стороны, есть люди, которые усматривают свое назначение в развитии самих себя по идеалу человечности и имеют несомненную ценность в себе самих, "но только ценность эта может быть ценностью простого самообольщения, если только она вместе с человеком погибает во мраке могилы. Кто видит свое назначение в бесконечном осуществлении вечной для него цели, тот может иметь и вечную ценность по содержанию той цели, какая осуществляется им. Но только где же найти эту вечную цель в пределах времени и как можно бесконечно осуществлять ее в конечной жизни? Подумай об этом, человек, и, если только серьезно будешь думать об этом, ты будешь на пути к христианству".

В рецензии на "Науку о человеке" (Русская мысль, 1909, № 9) Н. А. Бердяев охарактеризовал трактат как "опыт философского оправдания христианства", а самого Несмелова как самое крупное и яркое явление русской духовно-академической философии.

Завершая обзор русской духовно-академической философии, необходимо отметить, что в него не вошли авторы многих историко-философских исследований, не проявивших оригинального философствования, такие, как О. М. Новицкий, Н. П. Гиляров-Платонов и др.

Формально деятельность духовных академий в России прервалась в 1917 г., но по существу нашла свое продолжение в среде русских философов и богословов в эмиграции, особенно в работе Свято-Сергиевского Православного богословского института в Париже, Православного богословского факультета Варшавского университета, Свято-Владимирской семинарии в США и др. Например, деканом Православного богословского института в Париже стал С. Н. Булгаков, который, по традиции русских духовных академий, возглавил одновременно и кафедру догматического богословия. К крупным мыслителям русского зарубежья принадлежали о. Г. Флоровский, автор фундаментального исследования "Пущ русского богословия" и теории "святоотеческого синтеза", В. Н. Лосский с его интересом к "паламистскому синтезу". Очень близко к философствующему православию стояли историки средневековья Г. П. Федотов, Н. С. Арсеньев. Гавриил, архимандрит. История философии Казань, 1839. Ч. 1.С. 3. Никанор, епископ. Позитивная философия и сверхчувственное бытие. Спб., 1875. Т. 1. С. 1. Там же. 1888. Т. 3. С. 38-39. Несмелое В. И. Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного Откровения // Русская философия. Конец XIX - начало XX века. Антология. Спб., 1993. С. 227.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Философские идеи в культуре Московской Руси
Если эпоху Киевской Руси можно назвать своего рода периодом ученичества, началом приобщения к мировой культуре, главным событием которого было введение христианства, то основным содержанием эпохи ...

Экзистенциальный иррационализм и нигилизм Л. Шестова
Философские воззрения Л. Шестова, в силу их сугубой иррациональности и парадоксальности, трудно подвести под какое-то общее определение. Мастер афористического философствования, "ниспровергат ...

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...