5. Социально-политические взгляды
История русской философии / Русская религиозная философия в XX столетии / Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории / 5. Социально-политические взгляды
Страница 1

В социально-политической области Карсавин - сторонник органической теории государства, разделяющей ряд установок социальной философии европейского консерватизма конца XVIII - начала XIX в.

Подобно представителям консерватизма, Карсавин подвергает критике идеологию индивидуализма в европейской культуре и порожденный ею взгляд на общество как на механический агрегат индивидов, мало чем отличающихся друг от друга. Общество в таком истолковании похоже на физический мир в представлениях материалистов - сторонников атомизма. Кроме того, по мнению философа, такое понимание общества не позволяет дать ответ на вопрос о природе и сущности власти, поскольку связанные с индивидуализмом теории естественного права и общественного договора исключали признание абсолютного и надэмпирического характера идеи власти, к чему в соответствии с православной традицией склонялся Карсавин. По существу критика была направлена против либерализма - наиболее влиятельного в XX в. течения общественно-политической мысли в Европе, а в его лице и против всей западной политической культуры.

С середины 20-х гг. усилия Карсавина сосредоточены на обосновании идеалов евразийского движения. Мыслитель с откровенной неприязнью относился к западной демократии, подчеркивал иллюзорность представлений о том, что власть на Западе выражает волю народа.

Предметом внимания мыслителя становится и социально-политическая теория марксизма. Борьбу марксистов против мировоззрения буржуазного индивидуализма Карсавин называл "одним из наиболее веских исторических оправданий их деятельности и движения". Однако коллективистский пафос учения марксизма, по мнению философа, в значительной степени обесценивался игнорированием индивидуальности человека, его права на свободу.

В своей социально-политической теории Карсавин стремился объединить индивидуализм с универсализмом, совместить идею самоценности человеческой личности и ее права на свободу с принципом приоритета коллективного начала. Решить эту задачу он пытался опять-таки с помощью учения о симфонической личности.

Волю народа, полагал Карсавин, нельзя определить голосованием. Однако для воплощения идеалов народа необходимо согласие индивидов. Последнее определяет возникновение института власти и государственной организации общественной жизни. "Без власти, - писал он, - не может быть ни воли народа, ни истории, ни ясного самосознания народа". Эти положения никак не сближают взгляды Карсавина с теорией общественного договора. Общественная власть воплощается, по его учению, в так называемом "правящем слое" - группе руководителей, органически вырастающей из самого народа, нации-личности. Механизм происхождения этого слоя не совсем ясен. Карсавин подчеркивал лишь, что в "правящем слое" получает осознание, выражение и осуществление бессознательная идеология народа, его стихийная воля. Из этого слоя формируется опирающееся на него правительство. "Правящий слой" заставляет выполнять свою волю, но в определенных пределах. Пока его действия отвечают потребностям управления страной, народ терпит даже некоторый эгоизм руководителей. Но там, где руководство начинает преследовать исключительно свои эгоистические цели, там оно вырождается, результатом чего являются социальные революции. "Поэтому важно искать такие формы государства, которые снимали бы остроту борьбы народа с руководящим слоем, сделали бы такую борьбу постоянной и тем предупредили бы большие революции ."

Революцию же Карсавин трактует как определенное проявление многоединого субъекта - нации-личности. Он отрицает при этом расхожие схемы объяснения событий октября 1917г. в России, сводившие революцию к заговору, проискам иностранных государств и т. п. Революция, по Карсавину, это выражение творческой стихии жизни. Она - явление народное, ее деятели и вожди лишь орудия и органы народной и революционной стихии. Большевизм - это "индивидуализация некоторых стихийных стремлений русского народа". Большевики лишь организаторы стихийной ненависти и воли народных масс, и, может быть, только благодаря им, говорил философ в начале 20-х гг., не произошло еще более массового уничтожения культурных слоев русского общества. "Большевики лишь приклеивали коммунистические ярлычки к стихийному, увлекавшему их, говорившему в них течению", - писал он, воспроизводя сформулированную Ж. де Местром провиденциалистскую трактовку революции, как чего-то предопределенного свыше. Эта трактовка не только исключала возможность какого-либо теоретического руководства революцией, но и вообще всякое руководство общественной жизнью на основе рационально-теоретически разработанных планов. Единственный путь - помочь народу самому упорядочить свою жизнь, создавая условия для естественного процесса самоорганизации.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Философия "высшего синтеза" А. Ф. Лосева
Многогранные идеи Алексея Федоровича Лосева (1893-1988) - своеобразная страница в истории русской религиозно-философской мысли. Он один из немногих крупных ее представителей, оставшихся в послерев ...

Система теокосмического всеединства С. Л. Франка
Семен Людвигович Франк (1877-1950) - видный представитель философии всеединства, одного из самобытных течений русской философской мысли, основы которого были заложены В. С. Соловьевым. Созданная и ...