1. Философская мысль в 30-е гг.
История русской философии / Философская мысль в России советского и постсоветского периодов / Советская философская мысль 30 - начала 50-х гг. / 1. Философская мысль в 30-е гг.
Страница 1

В сфере теоретической мысли, в том числе философии, исходной применительно к этому периоду стала речь Сталина на конференции аграрников 27 декабря 1929 г., в которой в острой форме был поставлен вопрос об "отставании теории от практики социалистического строительства". В ответ началась соответствующая переориентация философов, большее внимание стало уделяться проблематике исторического материализма, во главу угла были поставлены критика методологических основ троцкизма и борьба с "формалистическими извращениями материалистической диалектики", под которыми понимался прежде всего "отрыв" философской теории от практики (в работах группы Деборина). В беседе с членами бюро партячейки Института красной профессуры в декабре 1930 г. Сталин "рекомендовал" перекопать весь "навоз", который накопился в философии и естествознании, "разворошить" все, что написано деборинской группой, "разбить" все ошибочное. Признав слишком мягким, профессорским термин "формалисты", он добавил к этому термин "меньшевиствующие идеалисты".

Принятое ЦК ВКП(б) в 1931 г. постановление "О журнале "Под знаменем марксизма" было пронизано волюнтаристской идеей о возможности непосредственной связи философии с политикой и практикой. Журнал обвинялся в том, что ни одна из проблем переходного периода, разрабатываемых и решаемых партией, им не была поставлена. Группе Деборина приписывалось воскрешение догм II Интернационала - разрыв между теорией и практикой. Постановление предписывало в качестве главной задачи вести борьбу за генеральную линию партии, против всяких уклонов от нее, проводя принцип партийности философии. В области собственно философской постановление предписывало борьбу на два фронта: с механистической ревизией марксизма и с идеалистическим извращением марксизма "деборинской школой". Выделялись также задачи разработки ленинского этапа развития диалектического материализма, критики антимарксистских и антиленинских установок в философии, общественных и естественных науках, а также разработка теории материалистической диалектики, вопросов исторического материализма в тесной связи с практикой социалистического строительства и мировой революции.

Последствием всех этих установок явилось то, что по сравнению с 20-ми гг. во много раз возросли словесное политиканство, вульгаризаторство и утилитаризм. Деборин заявлял о необходимости "политизации философского фронта", "проникновения партийностью всей нашей работы в области философии". Философию как форму политики трактовали М. Б. Митин, П. Ф. Юдин, В. Н. Ральцевич. Под вопрос была поставлена центральная проблема 20-х гг. - разработка теории материалистической диалектики. Ее надо было разрабатывать теперь только на основе и в связи с социалистическим строительством, конкретизируя соответствующим образом категории диалектики. В планах философских учреждений центральное место заняли не собственно теоретические, а "прикладные" проблемы философии. Широкое распространение получила вульгаризация методологической роли философии. Появились статьи на темы: "Диалектика двигателя внутреннего сгорания", "Вопросы венерологии и дерматологии под углом зрения диалектического материализма", "За партийность в математике", "За чистоту марксистско-ленинской теории в хирургии", "О марксистско-ленинской теории в кузнечном деле" и т. д.

30-е годы - это годы навешивания хлестких обвинительных ярлыков. Так, Бухарина Митин называл "кулацким идеологом", "реставратором капитализма". Его учебник, выдержавший множество изданий, - это "энциклопедия богдановщины, механицизма, гильфердинговщины"; в нем "в зародыше вся его правооппортунистическая концепция, корни ее дальнейшей эволюции к фашизму".

Но как бы это ни казалось парадоксальным, рассматриваемый период философского процесса в стране отнюдь не укладывается в слишком простую формулу "подавления философии". В этой связи необходимо выйти за рамки драматической и порой трагической "внешней истории философии" и проследить ее внутреннюю логику и преемственную связь с предшествующими и последующими этапами.

Проведенная в конце 20 - начале 30-х гг. кампания против "формализма" и "меньшевиствующего идеализма", жертвами которой со временем стали многие сторонники Деборина, не привела в конечном счете к пересмотру философской модели, ставшей господствующей уже в 20-е гг. Острая критика в адрес деборинцев касалась не самой модели представленного ими философствования, а отдельных ее частей. Фактически в духе прежнего панфилософизма, системно-онтологическо-мировоззренческой модели интерпретации философии марксизма написаны обобщающие статьи по философии в Большой Советской Энциклопедии, Малой Советской Энциклопедии, учебник диалектического материализма (1933) под редакцией М. Б. Митина, статьи и брошюры философов, ставших в 30-х гг. ведущими в советской философии. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что статья "Философия" в Большой Советской Энциклопедии, написанная в основном "меньшевиствующим идеалистом" Я. Э. Стэном, вышла за подписями М. Б. Митина и А. В. Щеглова.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Глобализационные процессы в современном мире
Автор полагает, что тема данного исследования актуальна, так как, во-первых, связана с новым направлением в философской науке – философии глобальных проблем, во-вторых отражает противоречиво ...

Философия народничества
Поскольку народничество представляет собой в первую очередь общественное движение, то возникают вопросы, есть ли у него свои философы, насколько правомерны понятия "народническая философия&qu ...

Философско-богословская мысль
Древнерусское любомудрие не питало особых пристрастий к системности, поскольку содержание тогда, по существу, превалировало над формой. На Руси издавна прижился духовно-практический способ освоени ...