Славянофильство. А. Хомяков и И. Киреевский
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Формирование основных философских направлений (первая половина XIX века) / Славянофильство. А. Хомяков и И. Киреевский
Страница 2

Хомяков глубоко ощущает присущий русскому православию мистицизм и дает ему органичное выражение в своей концепции. Он утверждает, что духовно-материальное единство людей простирается не только на всех живущих, но и на уже умерших и еще не рожденных, причем это единство не пассивное, а активное, предполагающее, что каждый член этого органического единства может влиять и реально влияет на всех других. Это влияние выражается во взаимной молитве верующих друг за друга и не требует обязательного физического воздействия: "В обществе здоровом и цельном всякое движение мысли есть уже деятельность: лица, связанные между собою живою органической цепью, невольно и постоянно действуют друг на друга ." Именно поэтому Хомяков решительно возражает против тезиса католической догматики о необходимости дополнения веры реальными делами. Такое дополнение предполагает противоположность материального и духовного; для Хомякова вера и реальные (благие) дела человека составляют органическое единство, одно без другого немыслимо.

Сущность органического духовного единства людей в Церкви Хомяков называет соборностью, поскольку в наиболее ясной и наглядной форме оно было реализовано первыми христианскими вселенскими соборами, добивавшимися согласия в догматических вопросах не за счет подчинения меньшинства воле большинства, а путем выявления единой истины, с которой не может не согласиться ни один духовно свободный человек. В последующем "соборность" заняла важное место в системе понятий русской религиозной философии.

Нужно отметить, что в своем понимании свободы (восходящем к Августину) Хомяков ближе к Чаадаеву, чем к Одоевскому. Свобода в значительной степени сводится им к "свободному согласию" с соборной Церковью. Практически не используя в позитивном смысле понятия индивидуальной свободы и сближая ее (в духе Чаадаева) с произволом и отпадением от единства Церкви, Хомяков полагает, что человеку самому по себе ничего нельзя приписать, "кроме зла, противоборствующего в нем делу Божию: ибо человек должен быть немощен, дабы в душе его могла совершиться Божия сила".

Несмотря на то что Хомяков претендует на абсолютно точное воспроизведение догматического учения о церкви, его система идей далеко выходит за рамки православной догматики. По сути, мистическая Церковь Хомякова - это условное обозначение для всей высшей, божественной сферы, сферы Абсолюта, из которой проистекает бытие мира и человека и с которой мы находимся в интимном, неразрывном единстве. Используя это понятие, Хомяков подчеркивает отсутствие непроходимой пропасти между "здешним миром" и Богом, а также основополагающее значение религиозной веры и всей сферы религиозной жизни (как конкретной и необходимой формы реализации мистического чувства) для постижения Абсолюта, для постижения человеком своего единства с Абсолютом и через это - для становления и развития личности в свете божественной Истины. Акт слияния человеческого сознания с божественной реальностью (не допускающий никакой "рационализации") Хомяков называет живознанием, знанием-жизнью. Сам человек в своем подлинном духовном центре предстает как абсолютная цельность, по отношению к которой его частные способности выступают как формы ограничения.

Только после того как интуитивно-мистическое постижение истинной божественной реальности осуществилось, оно может стать предметом обособленного разума, здесь появляется различие субъекта и объекта и возникает традиционная проблематика познания, которая и составляет содержание западной философии Нового времени (особенно в рамках рационализма). Для Хомякова все эти проблемы оказываются разрешимыми только на основе принятия принципа живознания и связанного с ним принципа цельности человеческой личности. Тем самым в его философии осуществляется характерный поворот от обоснования онтологии с помощью гносеологии, что было характерно для всей западной философии начиная с Декарта, к обоснованию гносеологии с помощью мистической онтологии. По существу, этот поворот был намечен уже Чаадаевым, однако Хомяков дает ему гораздо более ясное выражение; и хотя он не смог привести свои мысли в этой области в связную систему (во многих случаях можно найти прямые неувязки и противоречия в его идеях, например, в описании отношений между основными "атрибутами" личности: разумом, волей, любовью, верой), этот аспект его философских рассуждений сыграл важнейшую роль в дальнейшем развитии русской философии, более того - стал одной из наиболее важных ее особенностей.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Философско-богословская мысль
Древнерусское любомудрие не питало особых пристрастий к системности, поскольку содержание тогда, по существу, превалировало над формой. На Руси издавна прижился духовно-практический способ освоени ...

Философские идеи В. Г. Белинского. Миропонимание петрашевцев
В интеллектуальную историю России Виссарион Григорьевич Белинский (1811- 1848) вошел как выдающийся литературный критик и публицист, революционный мыслитель, основоположник реалистического направл ...

И. А. Ильин: философия духовного опыта
Иван Александрович Ильин (1883-1954) - философ, политический мыслитель, культуролог, блестящий публицист - внес заметный вклад в развитие русской философии. В центре его напряженных раздумий всегд ...