Персонализм Н. Бердяева
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / "Новое религиозное сознание" и философия Н. Бердяева / Персонализм Н. Бердяева
Страница 3

Нужно отметить еще один важный момент в понимании Бердяевым акта интуитивного постижения подлинного бытия (Абсолюта, Бога). Он настаивает на том, что в этом акте личность не столько обнаруживает содержание бытия, сколько созидает его; подлинное бытие - это не нечто статичное и данное, оно тождественно самому акту жизни и, значит, в определенном смысле "творится", "становится", а не просто есть. "Объективное понимание реальности духа приводит к постановке вопроса: соответствуют ли мои духовные состояния и переживания какой-то подлинной реальности или это лишь состояния субъекта? Но это в корне ложная постановка вопроса, заимствованная из понимания отношений между субъектом и объектом, - субъект должен отражать какие-то объекты. В действительности духовные состояния ничему не соответствуют, они есть, они и есть первореальность, они более экзистенциальны, чем все, что отражает объективный мир". Личность - это и есть само бытие (первобытие, первореальность), которое в себе "обнаруживает себя" и придает себе (как бытию) смысл. "Личность есть прежде всего смысловая категория, она есть обнаружение смысла существования". Личность в ее индивидуальных состояниях - это и есть смысл и адекватное содержание бытия; отсюда с необходимостью следует, что бытие не допускает никакого обобщения, не поддается "абстрагированию", к нему невозможно применить традиционные понятия классической метафизики, например, понятие субстанции. Даже соловьевское понятие всеединства, по Бердяеву, искажает смысл бытия, вносит в него неприемлемый элемент рациональности и "отвлеченности". По тем же основаниям Бердяев отвергает и проведенное Соловьевым разделение "бытия" и "сущего".

Отрицая возможность не только рационалистического (в духе классического рационализма), но и вообще рационального анализа Абсолюта как "царства существующего", как самого бытия, как полноты бытия личности, Бердяев подвергает критике современные ему попытки построить экзистенциальную онтология, предпринятые М. Хайдеггером и частично К. Ясперсом. Он предлагает понимать философию как смысловое "оформление жизни", как полное единство жизненных актов и философских суждений и в этом смысле противопоставляет онтологическим построениям Хайдеггера и Ясперса подлинную (по его убеждению) экзистенциальную философию Кьеркегора. "Кьеркегор хочет, чтобы сама философия была существованием, а не философией существования. Хайдеггер и Ясперс строят философию о существовании. Они все-таки остаются в академических философских традициях, хотят выработать философские категории о существовании, превратить заботу, страх смерти в философские категории, особенно Хайдеггер . Но понятиями и категориями можно познавать лишь Dasein, лишь существование, выброшенное в мир, т. е. объективированное или совершенно отвлеченное и пустое бытие. Понятие всегда бывает об объекте. Самое же существование в себе, т. е. первичное бытие, можно познавать лишь фантазией, символом, мифом".

В данном случав критические возражения Бердяева, направленные против его выдающихся современников-экзистенциалистов, трудно признать обоснованными. Отвергая возможность создания каких бы то ни было рациональных концепций, направленных на метафизический анализ "царства существующего", Бердяев делает весьма двусмысленными свои собственные построения. Ведь все его работы представляют собой не что иное, как попытки рационального подхода к проблемам метафизики, в отличие, например, от образно-художественного подхода Ницше или Достоевского. В своем радикальном, почти "нигилистическом" отрицании какой бы то ни было возможности совместить иррациональную интуицию бытия с рациональным мышлением Бердяев почти дословно повторяет Шестова, однако в отличие от последнего он в гораздо меньшей степени способен к художественному, образному, метафорическому философствованию (в духе Ницше), которое могло бы скомпенсировать отказ от точного, рационального мышления. В результате создается впечатление, что абсолютное отрицание последнего необходимо Бердяеву в первую очередь для того, чтобы оправдать многочисленные противоречия, пробелы и недоговоренности в своих рассуждениях.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Две особенности русского марксизма
...

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Экзистенциально- персоналистическая философия Н. А. Бердяева
В творчестве Николая Александровича Бердяева (1874-1948) нашла яркое выражение характерная для русской философской мысли религиозно-антропологическая и историософская проблематика, связанная с пои ...