Целостность личности и два измерения ее бытия
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Философия личности Л. Карсавина / Целостность личности и два измерения ее бытия
Страница 1

Более детальное исследование структуры человеческого бытия,.бытия личности Карсавин осуществляет в следующих своих работах - книге "Noctes Petropolitanae" и статьях "О свободе" и "О добре и зле", опубликованных почти одновременно, в 1922г. Здесь упомянутая выше центральная конструкция карсавинской метафизики соединяется с ключевыми принципами философской концепции А. Бергсона, с его подходом к анализу душевной жизни. Карсавин видит значение идей Бергсона в том, что тот ясно противопоставил традиционной "атомистической" концепции, разделяющей душу на изолированные способности и состояния, представление об абсолютной целостности души, поддающейся только качественным определениям и не допускающей количественных сравнений и оценок.

Карсавин трактует идею Бергсона в духе философии всеединства. "Душа, - пишет он, - представляет собою некоторое многоединство, или, как я предпочитаю выражаться, некоторое "относительное всеединство". Она и единое, и все, и каждое, единое и всяческое в ее пределах, в ее определенности". Признание души (человеческой личности) даже только "относительным" всеединством тут же ведет к утверждению, что в каждом отдельном моменте души и в каждом ее "явлении" во времени она дана вся целиком - как полное неразрывное единство. Это не означает, что душа растворяется в отдельном моменте времени, здесь подразумевается, что она превышает любой момент, что она всевременна, - как цельность, как всеединство охватывает все моменты, в которых является. Но и само противопоставление всеединой души и времени, рассматриваемого как пустое вместилище, как поток, в котором "является" душа, - это рудимент атомистической концепции душевной жизни (об этом также писал Бергсон). Время необходимо понимать не как независимую от души сущность, а как форму качествования души, как неотъемлемый от нее самой способ развертывания ее сущности. Всевременность и временность души не противостоят друг другу, а являются двумя сторонами ее бытия, неотделимыми друг от друга, диалектически взаимосвязанными.

Здесь надо уточнить, что всевременность понимается Карсавиным как существенно иная характеристика в сравнении с вневременностъю. Вневременность - это просто отрицание времени и какого-либо порядка в системе моментов, элементов, сторон всеединства. Всевременность, наоборот, не отрицает время абсолютно; она включает в себя его главную положительную характеристику - упорядоченность и связь элементов того целого, которое является во времени, но полностью лишена отрицательного качества времени - разделенности и противопоставленности его моментов (здесь Карсавин повторяет известные рассуждения Лопатина; см. раздел 7.3). "Во времени, - пишет Карсавин, - нет сразу-данности всех его мигов, полной их актуальности; в нем нет бессмертия, неумираемости, незабвенности - по-гречески синонима Истины (aletheia). И время порядком своим, творческим напряжением и взаимопорождением своих моментов, реальностью мига настоящего и, наконец, полнотою своей, т. е. завершенностью, является только слабым отражением или отображением, недостаточностью и ущербленностью всевременности". В дальнейшем различие между вечностью и всевременностью в системе Карсавина становится принципиальным в связи с тем, что само время как недостаток, несовершенство тварного бытия тем не менее оказывается включенным в Абсолют и обретает абсолютную ценность.

Карсавин существенно переосмысливает представления Бергсона о цельности души; его концепция души отличается от бергсоновской тем, что в ней соотношение времени и вечности непосредственно отражает метафизическое соотношение совершенного воплощения Бога в ничто - совершенного, всеединого Человека - и эмпирической личности, которая представляет собой результат вторичного "самоограничения" совершенного Человека. Диалектика совершенства и несовершенства ("умаленного" совершенства) в тварном мире вообще является одним из важнейших моментов карсавинской метафизики, мы постоянно сталкиваемся в его трудах с ее использованием для объяснения конкретных свойств эмпирического бытия. Универсальная применимость этой диалектики означает, строго говоря, что Карсавин отрицает существование абсолютного совершенства, независимого от эмпирического, несовершенного бытия, и, соответственно, - существование несовершенных форм бытия, не имеющих связей с абсолютным совершенством, полностью лишенных "отблеска" совершенства, не обладающих "измерением" совершенства.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Философия Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого
Характерная черта русской философии - ее связь с литературой ярко проявилась в творчестве великих художников слова - А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, И. С. Тургенева и ...

Экзистенциально- персоналистическая философия Н. А. Бердяева
В творчестве Николая Александровича Бердяева (1874-1948) нашла яркое выражение характерная для русской философской мысли религиозно-антропологическая и историософская проблематика, связанная с пои ...

Философско-богословская мысль
Древнерусское любомудрие не питало особых пристрастий к системности, поскольку содержание тогда, по существу, превалировало над формой. На Руси издавна прижился духовно-практический способ освоени ...