Целостность личности и два измерения ее бытия
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Философия личности Л. Карсавина / Целостность личности и два измерения ее бытия
Страница 2

Диалектическая взаимосвязь времени и вечности (всевременности) в нашем бытии означает диалектическое сочетание в каждой эмпирической личности ее непосредственной эмпирической формы и ее всевременного измерения, в котором она тождественна с всеединым, совершенным Человеком, возвышающимся над всеми пространственно-временными ограничениями и включающим в себя, как свои элементы и проявления (качествования), все тварное бытие (природное и человеческое). Понятая таким образом, идея всеединого, совершенного Человека непосредственно соотносится с идеей Адама Кадмона гностических и каббалистических учений, чрезвычайно популярных в Средние века и в эпоху Возрождения. Нетрудно также увидеть связь этого понятия с давней традицией русской философии. Особенно ясные параллели можно провести здесь с концепцией мирового сознания у Чаадаева и с его представлением о том, что пространство и время - это результат бессознательного выбора каждым эмпирическим сознанием только отдельных моментов и элементов из того всеединого целого, к которому мы все принадлежим. И у Карсавина, и у Чаадаева пространство и время как характеристики нашего существования - это признаки несовершенства, это трагический результат применения человеком своей свободы наперекор всеединой воле Бога (см. раздел 3.1).

Но особенно показательно сравнение взглядов Карсавина с идеями двух наиболее близких ему мыслителей, самых ярких представителей философии всеединства - Вл. Соловьева и С. Франка. Карсавин оказывается выразителем точки зрения, находящейся между теми полярными позициями, которые занимают Соловьев и Франк. Противоположность этих позиций связана с различным пониманием отношений земного, несовершенного мира и Абсолюта, а также с различной оценкой положения человека в этой метафизической структуре. Соловьев полагал, что человек имеет как бы два измерения: одно - эмпирическое, где человек несовершенен и борется за совершенство, за приобщение своего собственного и мирового бытия к всеединству, и другое - божественное, где он уже обладает совершенством и един с Богом. Хотя Соловьев и говорит о необходимости преображения земного, эмпирического бытия, подчиненного пространству и времени, оказывается, что это преображение, по сути, подразумевает отрицание, отбрасывание многого из того, что присутствует в земном бытии и может быть признано лишь относительно ценным. Соловьев не признает, что все элементы земного бытия и все проявления эмпирической личности должны сохраниться в ее преображенном состоянии. Отрицательные и злые качествования личности - такие, как зависть, ненависть, гнев и т. д., - связаны с "ослаблением" всеединства, с утратой цельности, а поскольку преображение человека и мира связано с восстановлением полноты всеединства, все они должны исчезнуть в преображенном состоянии. При этом у Соловьева так и остается неясным, как соотносится это грядущее состояние человека с той стороной его сущности, которая уже пребывает в Боге и всеединстве. Можно предположить, что божественный "образ" человека есть идеал, к реализации которого человек должен стремиться через мистическое преображение бытия; предположение об онтологическом предсуществовании этого идеала оказывается, по сути, ненужным (хотя Соловьев и настаивает на таком предсуществовании).

Франк отвергает "мистический символизм" Соловьева ради "мистического реализма" (см. раздел 13.3). В его философии всеединство уже реально, каждый человек уже причастен всеединству, как и мир в целом. Но одновременно само понятие "мир в целом" становится здесь двусмысленным; это либо само всеединство в его абсолютной полноте, либо "образ мира", "предметный мирок" каждого конкретного человека, представляющий частный "срез" всеединства. Все негативное и злое в человеке и в его "образе мира" связано только с недостаточной реализацией в них полноты всеединства. Однако все, что входит в содержание эмпирического мира (понимаемого как "предметный мирок" отдельного человека), должно быть рассмотрено как неотъемлемая часть Абсолюта, "полного" всеединства. В философии Франка нет такого понятия, как "преображение" мира и человека от несовершенного состояния к совершенному; речь должна идти о дополнении одного частичного, неполного (это и значит - несовершенного) "среза" всеединства - всеми другими его "срезами". В этом случае все присутствующее в одном "срезе" всеединства должно войти и в его целостность; все, что есть в человеке и "его жизни, - все составляет необходимое содержание Абсолюта. Здесь нет противопоставления реального и идеального. Реальная эмпирическая личность и эмпирическая жизнь личности "восполняются" другими эмпирическими личностями и их жизнью, но никакого "преображения" самой личности не требуется и не может произойти.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

"Религиозный материализм" С. Н. Булгакова
Творчество Сергея Николаевича Булгакова (1871-1944) занимает в русской религиозно-философской мысли XX в. одно из центральных мест. Он проделал впечатляющую идейную эволюцию от сторонника "ле ...

Оценка труда и персонала
Методы индивидуальной оценки. Оценочная анкета представляет собой стандартизированный набор вопросов или описаний. Оценивающий отмечает наличие или отсутствие определенной черты у оцениваемого и ста ...

Философско-мировоззренческие идеи в культуре Киевской Руси (XI - XIII вв.)
Начавшаяся в конце Х в. христианизация Древней Руси, ставшая делом государственной политики, внедрялась сверху в общество, где веками господствовало язычество. Процесс смены и перестройки мировосп ...