Феноменологическая философия Г. Шпета
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Феноменологическая философия Г. Шпета / Феноменологическая философия Г. Шпета
Страница 1

Густав Густавович Шпет (1879-1937), по происхождению поляк, родился в Киеве, где в 1898 г. поступил на физико-математический факультет Университета Святого Владимира. Через два года он был исключен из университета за причастность к социал-демократическому движению. В 1901 г. он возобновляет обучение в университете на историко-филологическом факультете, который закончил в 1906 г. В 1907 г. он вслед со своим учителем Г. Челпановым переезжает в Москву и начинает преподавательскую деятельность. В 1912-1913 гг. Шпет находится в заграничной командировке и работает в различных городах Германии (в том числе у Э. Гуссерля в Геттингенском университете) и в Париже. В 1914 г. выходит в свет книга Шпета "Явление и смысл", излагающая основные идеи феноменологии Гуссерля. В 1916 г. Шпет защищает магистерскую диссертацию "История как проблема логики" (которая была издана отдельной книгой в 1918 г.) и становится доцентом Московского университета; с 1918 г. он - профессор университета. В 1916 г. Шпет публикует большую статью "Сознание и его собственник", в которой дает оригинальное развитие поздним идеям Вл. Соловьева.

После революции Шпет активно работает во многих научных и культурных учреждениях: в Институте научной философии (он был его директором), в комитете по реформе высшей и средней школы, в художественном совете МХАТ, в Московском лингвистическом кружке и т. д. В 1921 г. он был избран действительным членом Российской академии художеств (Государственной академии художественных наук), а в 1923 г. становится ее вице-президентом. Одновременно он был заместителем председателя Всероссийского союза писателей. Научная деятельность Шпета в 20-е годы была чрезвычайно многообразной; в это время выходят его книги: "Очерк развития русской философии" (1-я часть, 1922), "Эстетические фрагменты" (1922-1923), "Внутренняя форма слова" (1927), "Введение в этническую психологию" (1927). Были написаны, но так и не опубликованы книги "Герменевтика и ее проблемы" (1918) и "Язык и смысл (Философское введение в науку о языке)" (20-е годы). Одновременно Шпет активно занимается переводческой деятельностью с основных европейских языков.

В 1927 г., после начала идеологической чистки в Государственной академии художественных наук, Шпет был обвинен в идеализме, уволен со всех занимаемых должностей и отстранен от преподавательской деятельности. В течение последующих восьми лет он занимался в основном переводами (в частности, им была переведена "Феноменология духа" Гегеля), ни одна из его собственных работ не могла появиться в печати. В 1935 г. Шпет был арестован и обвинен в создании фашистской организации. После окончания следствия он был отправлен на пять лет в ссылку в Енисейск, откуда чуть позже переехал в Томск. В 1937 г. он вновь был арестован и тройкой НКВД приговорен к расстрелу.

Большинство историков русской философии использует для характеристики взглядов Шпета один и тот же термин - "правоверный гуссерлианец". Как правило, это определение приводится для того, чтобы подчеркнуть инородность взглядов Шпета главным традициям русской мысли. В работах Шпета можно без труда обнаружить резкие суждения и о предыстории русской философии (в книге "Очерк развития русской философии"), и о концепциях его современников (например, о сочинениях Флоренского). Однако на деле "инородность" философских взглядов Шпета сильно преувеличена, а его критические выпады против отдельных представителей и тенденций русской философии во многих случаях вполне справедливы (особенно в отношении той тенденции, которую развивал Флоренский; см. раздел 17.5). Хотя рабское следование за Гуссерлем в большинстве вопросов лишает первую из известных работ Шпета "Явление и смысл" существенных элементов оригинальности, он все-таки оказывается достаточно восприимчивым к важнейшим достижениям русской мысли (с особым уважением Шпет относится к Соловьеву), и в его работах просматривается движение к синтезу феноменологии Гуссерля и некоторых принципов русской философии. В этом прежде всего и состояло значение философской деятельности Шпета: он гораздо более ясно, чем его современники, продемонстрировал наличие естественных координации между самыми оригинальными идеями русской философии и новейшими течениями западной философской мысли. Не исключено, что именно труды Шпета стимулировали интерес к феноменологии у его более именитых современников (С. Франка, И. Ильина, А. Лосева), которые сумели осуществить указанный синтез значительно более органично, чем Шпет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

А. И. Герцен, Н. П. Огарев: философия природы, человека и общества
А. И. Герцен является в определенной мере ключевой фигурой в отечественной философской мысли середины XIX в., ибо именно он одним из первых в наиболее адекватной форме выразил зарождающуюся филосо ...

Учет и аудит вексельных операций
Ценные бумаги – это и инструмент привлечения средств и объект вложения финансовых ресурсов, а их обращение - сфера таких весьма рентабельных видов деятельности, как брокерская, депозитарная, ...

Глобализационные процессы в современном мире
Автор полагает, что тема данного исследования актуальна, так как, во-первых, связана с новым направлением в философской науке – философии глобальных проблем, во-вторых отражает противоречиво ...