Русская философия XX в.
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Русская философия XX в.
Страница 7

Евразийство не замыкалось в пределах этого чистого антизападничества; его интересы касались в первую очередь проблем отечественной истории, прошлого и настоящего России. Если поворот России к Западу, процесс европеизации "способствовали помутнению национального самосознания", то, напротив, обращение к Азии, взгляд на Россию с Востока открывали действительный путь к познанию русской истории, русской государственности. Самым важным евразийцам представлялось ответить на вопрос: "Кто мы, как возникла Россия?". Одним из первых Трубецкой разобрал этот вопрос в работе "Наследие Чингисхана" (1925).

Автор не без шокирующего апломба объявлял "в корне неверным" то, что "позднейшее русское государство есть продолжение Киевской Руси". С его точки зрения, Киевская Русь, будучи отрезанной от бассейнов Черного и Каспийского морей широкими степными просторами, где полными хозяевами были кочевники, не могла ни расширять свою территорию, ни укреплять свою государственную мощь. Постоянно осаждаемой извне и раздираемой распрями изнутри; ей не оставалось ничего другого, как только разлагаться и дробиться на мелкие княжества, чтобы в конечном счете пасть под ударами Орды. Империя Чингисхана оказалась первым евразийским образованием, откуда вышло и русское государство. После распада монгольской державы Москва продолжила ее евразийскую политику. Правда, возникло противоречие: с одной стороны, величие монгольской государственной идеи, вопринятой московитами, а с другой - ощущение ее "чуждости и враждебности". Как-никак, а Русь была под ордынским игом! Средством устранения этого противоречия явилось обращение "к византийским государственным идеям и традициям", в которых русская мысль "нашла материал для оправославления и обрусения государственности монгольской". "Так сотворилось чудо превращения монгольской государственной идеи в государственную идею православно-русскую". Москва переняла общеевразийскую государственность и стала "новой объединительницей евразийского мира".

Трубецкому можно было бы возразить, что монгольский идеал государственности, как это убедительно доказал Тихомиров, отнюдь не выходил за рамки удельно-вечевой системы, поэтому никакое оплодотворение его византизмом было просто невозможно. Византизм означал цезарепапизм, т.е. абсолютную концентрацию в руках светского правителя мирской и духовной власти. После христианизации Руси первыми подобной установки придерживались киевские князья. От них и вели свою родословную московские государи. В империи Чингисхана вообще не существовало государственной религии; там все веры были равны. Так что Москве от монголов перенимать было нечего: все необходимое она находила в своей "собственной античности" [Д.С. Лихачев] - древнекиевских временах, к которым и восходило ее политическое бытие. Не понимать (а тем более не знать!) Трубецкой этого не мог, однако "евразийский соблазн" [Г.В. Флоровский] заставлял его упорно отказываться от бесспорных исторических фактов.

Неменьшую одиозность Трубецкой выказал и в отношении к деятельности Петра I. Подобно всем евразийцам, он считал, что с него начинается новый период русской истории - период "антинациональной монархии". В прорубленное им в Европу окно хлынула "новая идеология . чистого империализма и правительственного культуртрегерства", насильственного насаждения иноземной цивилизации. Это придало ложное направление всей правительственной политике. Прежде всего осложнилось положение "инородцев". Европеизация породила национальный вопрос, вовсе до этого не существовавший в России-Евразии. "По примеру других европейских государств, стремящихся культурно обезличить покоренные ими народы, императорское русское правительство проводило во всех областях с нерусским населением политику "русификации". Эта политика была полной изменой всем историческим традициям России, ибо древняя Русь никогда не знала насильственной русификации .Русское племя создавалось не путем насильственной русификации инородцев, а путем братания русских с инородцами". Такая антинациональная политика, проводившаяся при Петре I и его преемниках, принесла громдный вред историческому делу России, делу евразийской консолидации славянских и азиатских народов.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Смотрите также

Философия Г. В. Плеханова
Георгий Валентинович Плеханов (1856- 1918) вошел в интеллектуальную историю России как философ, публицист, первый русский теоретик и пропагандист марксизма, выдающийся деятель международного социа ...

Религиозно-нравственное учение Л. Н. Толстого
Лев Николаевич Толстой (1828-1910) - писатель, мыслитель и духовный реформатор, создавший религиозно-нравственное учение непротивления злу насилием. Его жизнеучение (он разработал именно "жиз ...

Оценка труда и персонала
Методы индивидуальной оценки. Оценочная анкета представляет собой стандартизированный набор вопросов или описаний. Оценивающий отмечает наличие или отсутствие определенной черты у оцениваемого и ста ...