Жизненный мир как тема теоретического интереса, определенная универсальным эпохе в отношении действительности вещей жизненного мира
Классическая философия / Путь в феноменологическую трансцендентальную философию в вопрошании, идущем от предданного жизненного мира / Жизненный мир как тема теоретического интереса, определенная универсальным эпохе в отношении действительности вещей жизненного мира

Начнем наш новый путь, обращая теперь свой исключительный, последовательно теоретический интерес к «жизненному миру» как ко всеобщей «почве» человеческой жизни в мире, а точнее — именно к тому, каким способом ему присуща эта всеобщая функция «почвы». Поскольку мы напрасно стали бы искать в мировой литературе исследования, которые могли бы послужить нам в качестве предшествующих разработок,— исследования, в которых эта задача понималась бы как задача собственной науки,— постольку нам придется начинать с самого начала. Как и во всех принципиально новых задачах, где нельзя руководствоваться даже аналогией, этому неизбежно сопутствует известная наивность. В начале будет дело. Оно внесет большую определенность в пока еще не вполне ясное предприятие и в то же время, по мере его успешного осуществления, придаст ему ясности в деталях. Затем (и это будет вторым) потребуется методическая рефлексия, которая установит четкие границы всеобщего смысла и пределы осуществимости такого предприятия, а также того, что уже достигнуто в отношении этой цели.

Таким образом, мы хотим рассмотреть окружающий жизненный мир конкретно в его до сих пор не привлекавшей должного внимания относительности и во всех сущно-стно принадлежащих ему способах относительности, рассмотреть мир, в котором мы живем и что-либо созерцаем, со всеми его реальностями, но так, как они поначалу предстают перед нами в простом опыте и как они зачастую колеблются в отношении своей значимости (колеблются между бытием и видимостью и т. д.). Наша исключительная задача будет состоять в том, чтобы постичь именно этот стиль, именно эту всего лишь субъективную и будто бы непостижимую «гераклитову реку». Стало быть, дело для нас не в том, действительно ли существуют вещи, реальности мира, и что они суть в действительности (в их действительном бытии и действительном так-бытии со всеми их свойствами, отношениями, связями и т. д.), и не в том, что действительно представляет собой мир, рассматриваемый в тотальности, что вообще присуще ему, скажем, как априорная структурная закономерность или подобает ему согласно фактическим «законам природы» — ничто из этого не будет нашей темой. Мы исключаем, таким образом, все познания, всякую констатацию истинного бытия и установленных в отношении этого бытия предикативных истин, в каковых для своей практики нуждается деятельная жизнь (ситуативных истин), атакже все науки, все равно, подлинные или мнимые, с их познаниями относительно мира, как он есть «по себе», в «объективной истинности». В теперешней тематической сфере мы, конечно же, никоим образом не причастны и ко всем тем интересам, которые приводят в действие ту или иную человеческую практику, тем более что в силу своей укорененности в почве уже существующего мира она тоже всегда заинтересована в отношении истинного бытия или небытия вещей, которыми занимается.

Здесь, таким образом, имеет место такое универсальное эпохе, которое служит лишь для того, чтобы выделить тему дальнейших исследований, о возможных результатах которых мы вообще-то еще не имеем никакого представления. Изначально этой темы требовала мотивация, возникшая из потребности прояснить очевидные достижения позитивных наук. От этой мотивации мы уже отдалились. Чтобы понять, как это может стать самостоятельной задачей, полем подлежащих разработке проблем, потребуются более глубокие осмысления.

Смотрите также

Экзистенциально- персоналистическая философия Н. А. Бердяева
В творчестве Николая Александровича Бердяева (1874-1948) нашла яркое выражение характерная для русской философской мысли религиозно-антропологическая и историософская проблематика, связанная с пои ...

Исторические типы философии
Философия является рациональной попыткой ответа на предельные основания мира, природы и человека, стремлением анализировать действительность, как она представлена в человеческом знании, чтобы увидет ...

"Конкретная метафизика" П. А. Флоренского
Павел Александрович Флоренский (1882- 1937) сочетал в себе качества разностороннего ученого (он занимался различными областями естествознания, и прежде всего математикой) и религиозного мыслителя. ...