4. Философия имени, или "грамматика бытия"
История русской философии / Русская религиозная философия в XX столетии / "Религиозный материализм" С. Н. Булгакова / 4. Философия имени, или "грамматика бытия"
Страница 3

Философия грамматики и философия имени Булгакова выглядят последовательным применением его софиологического космизма. Если считать основным принципом софиологии принцип воплощения, духовной телесности, то человеческий язык, несомненно, должен был попасть в орбиту софиологического размышления. Ведь если не в языке, то благодаря языку происходит как духовное возрастание человека, так и его упрощение, отдание себя инерции бытия, диктату посредственности и слабоволия.

Наследие русской религиозной философии по проблемам философии языка имеет отнюдь не только национальную значимость. Подтверждением тому могут быть, к примеру, семинар по "Философии имени" Булгакова, устроенный французскими интеллектуалами в 1996-1997 гг. в стенах парижской Школы высших гуманитарных исследований, и перевод на французский язык практически почти всего корпуса философских и богословских сочинений Булгакова, выполненный его учеником и последователем К. Я. Андрониковым. Булгаков С. Н. Соч.: В 2 т. Т. 1. С. 317, 319. Там же. С. 329. Там же. С. 351. Булгаков С. Н. Соч.: В 2 т. Т. 1. С. 365. Булгаков С., прот. Философия имени. Париж, 1953. С. 118-119.

Страницы: 1 2 3 

Смотрите также

Философия Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого
Характерная черта русской философии - ее связь с литературой ярко проявилась в творчестве великих художников слова - А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, И. С. Тургенева и ...

"Религиозный материализм" С. Н. Булгакова
Творчество Сергея Николаевича Булгакова (1871-1944) занимает в русской религиозно-философской мысли XX в. одно из центральных мест. Он проделал впечатляющую идейную эволюцию от сторонника "ле ...

Демократия и свобода личности в современном государстве
Мы – источник веселья – и скорби рудник, Мы - вместилище скверны – и чистый родник. Человек – словно в зеркале мир, - многолик, Он ничтожен – и он же безмерно велик. Омар Хайям ...