Философия русского просвещения. Социологические теории второй половины XVIII в.
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Философия русского просвещения. Социологические теории второй половины XVIII в.
Страница 2

Даже Французская революция 1789 г. лишь ужесточила политический режим: изданный после казни Людовика XVI Указ Екатерины Сенату (1793) запрещал ввозить в Россию "журналы и прочие периодические сочинения, во Франции издаваемые", а французам, желавшим остаться в России, выставлялось требование "отрещись присягою от правил безбожных и возмутительных, в земле их ныне исповедуемых". Бюст Вольтера был сослан из кабинета императрицы в подвал. Мыслящие люди затаились или перешли на попечение палача Шешковского. Мрачно и сиротливо завершалось восемнадцатое столетие, с новой силой повергая в раскол еще не окрепшее русское общество, разрывая тонкую нить зарождавшейся цивилизации.

Своей противоречивостью, разладом между словом и делом эпоха Екатерины II породила все позднейшие течения русской политической философии, начиная от либерализма и кончая консерватизмом и радикализмом. Именно тогда "завязывались те узлы, которые приходилось распутывать или еще более запутывать в настоящее время" [Л.С. Лаппо-Данилевский].

а) Либерально-правовое направление. Возникновение этого направления относится к наиболее светлой поре екатерининского царствования - времени составления "Наказа" и бурных законодательных дебатов 1767-1768 гг. В литературе появилась новая генерация мыслителей, воспитанных на идеалах просвещения и гуманизма. Одни из них, как, например, А.Я. Поленов, ратовали за отмену крепостного права; другие, вроде Д.С. Аничкова, И.А. Третьякова, С.Е. Десницкого, обсуждали проблемы мировоззрения и социальности; третьи, подобно М.Т. Болотову и Н.И. Новикову, развивали бурную писательскую и издательскую деятельность.

К этой славной когорте отечественных просветителей XVIII в. принадлежал и Я.П. Козельский (1728-1794), автор "Философических предложений" (1768), ознаменовавших крупную веху в становлении политической философии русского либерализма.

Козельского сближало с Татищевым и Крижаничем то, что он, как и они, крайне неприязненно относился к макиавеллизму. Заявляя о неприемлемости "безбожного совета" средневекового флорентийца, мыслитель признавал "слабой политику, где инде отдается на жертву один или несколько человек, будто для спасения множества; это не политика, а недостаток политики". Политику Козельский относил к разряду практических наук, ставя ее на один уровень с этикой. И все же, для него этика - "пустая наука", если она не сливается с политикой и законодательством. Здесь его установки были близки Гельвецию, который "немало подкрепил" его на поприще философских исканий. Политика должна не только укреплять благополучие общества, но и содействовать развитию добродетели и благопристойности. "Политика, - писал Козельский, - есть наука производить праведные намерения самыми способнейшими и праведными средствами в действо". Она как бы "выглаживает", "полирует" социальность, гармонизирует натуру человека, которая по своей природе "шероховата, следовательно и не выполирована". Поэтому познание политики составляет главнейшую задачу философии и тождественно познанию "общей природы вещей".

В зависимости от направленности политики Козельский разделял ее на "политику, касающуюся до каждого человека особо" и "политику, касающуюся до начальствующих особ". В своей первой ипостаси политика представляла собой "такое искусство в человеке, когда он во всей своей жизни поступает безобидно, добродетельно, следовательно и любезно в рассуждении других людей". Чтобы добиться успеха в этом, необходимо хорошо знать человеческие качества. Они отчасти зависят от врожденного темперамента, но в большей степени формируются окружающей средой и воспитанием. Разумный человек почитает доброе и отвращается от худого. Однако не все люди имеют верные представления о добре и зле. Отсюда их заблуждения и ошибки, и долг философов - помочь им в правильном "искании благополучия".

Что касается второго рода политики, то это уже сфера компетенции власти. "Начальствующим особам" вменялось в обязанность "управлять своими подчиненными так, чтобы они их любили и почитали". Для этого должно всемерно заботиться о цветущем состоянии государства и его "наружной безопасности". Если благополучие государства держится на "двух подпорках" - добронравии и трудолюбии граждан, то для соблюдения внешней безопасности в первую очередь необходимо "как можно меньше" зависеть от других государств, далее - "иметь доброе и справедливое . обхождение с другими народами" и, наконец, содержать "себя в вооруженном состоянии". Такое сочетание добродетели и силы, полагал Козельский, позволяет одним народам находить путь к доброй взаимности и полезному общению, а других удерживает от чрезмерных притязаний и опрометчивых действий.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Антропологический принцип Н. Г. Чернышевского
Н. Г. Чернышевский относится к числу тех немногих в XIX в. русских мыслителей, которых с полным правом можно назвать политическими философами. Он был хорошо знаком с предшествующей историей мышлен ...

Взгляд на развитие воспитания
Творчество Платона по сегодняшний день остается в центре внимания исследователей различных направлений. Для историков и для антиковедов, в частности, его труды интересны, прежде всего, как отражение ...