Традиции русской философии в советский период
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Традиции русской философии в советский период
Страница 4

Некоторое исключение он делал только для философии. При всей своей позитивистской настроенности, Вернадский признавал "огромное значение философского мышления в структуре духовной жизни человечества". Особенно ему импонировало то, что философия глубоко проникнута творческим сознанием личности. В основе ее лежит сомнение и рационалистическое обоснование существующего. Вследствие этого любая философская система может быть подвергнута сомнению свободной и ищущей личностью. Философия никогда не решает загадки мира; она их ищет. Тут не может быть одинаковых путей. Философия не приводит к общеобязательным ценностям. Попытка подойти к ним есть утопия, подтверждением чему служит наличие трех независимых центров мировой философской мысли: средиземноморского, или европейского, индийского и китайского. Средствами одной только философии невозможно реализовать идею единения всего человечества, идею общности, "вселенскости понимания". Последнее доступно лишь науке. Но в отличие от религии, философия не совсем безразлична науке. Она "играет огромную, часто плодотворную роль в создании научных гипотез и теорий". В этом отношении наиболее соответствуют потребностям научного знания "философские концепции Индии", поскольку они ближе всего подходят "ко всем проблемам, волнующим сейчас человечество". Налет евразийства, сказывающийся в суждениях Вернадского, вероятно, связан с влиянием его сына - видного историка-евразийца Г.В. Вернадского.

Зарождение ноосферы обсловливается "взрывом научного творчества", которое выступает как "природный процесс истории биосферы". От сознательного преобразования своей земной жизни человечество со временем устремляется "за пределы своей планеты в космическое пространство". Именно наука рассеивает опасения за будущее человеческой цивилизации, открывая перед ней новые общепланетарные перспективы.

Оптимический идеал, выдвигаемый учением о ноосфере, наводил Вернадского на мысль о создании "новой этики", связанной с научным прогрессом. Его не устраивала позиция старых натурфилософов, рассуждавших о нравственной нейтральности науки. Подобный подход характерен, в частности, для Ломоносова, который вопросы морали относил в ведение богословия. Научный имморализм фактически составлял отличительную черту и воззрений Циолковского. Тут Вернадский явно расходился со своими предшественниками. Он сознавал, что "перестройка биосферы" не может совершаться без оценки ее "с точки зрения добра и зла". К этике подходил, исходя из ноосферы. "Критическая свободная мысль современного ученого", отмечал Вернадский, ищет в области этики такие "нужные формы", которые могли бы "удовлетворить его моральное сознание". К ним прежде всего относится "цель деятельности на пользу людей", дающая уверенность в том, что "недаром пройдет жизнь и что при продолжительном, определенном образе действий победа обеспечена". Однако "научная этика" Вернадского, несмотря на несомненное благородство побуждений, все же несла на себе печать абстрактности и формализма, вооружая лишь кастовое сознание ученых. Она совершенно не брала в расчет стремления и цели частного, партикулярного человека, задавленного ограниченностью собственного бытия, трагической экзистенцией. Это лишний раз подтверждает, что сущность этики преимущественно автономна и не может быть выведена ни из религиозных, ни из научных целей. Этика касается только отдельного человека, и этим определяются ее специфика и своеобразие. Вернадский же, перенося на науку решение этических запросов, невольно попадал в сети отвергаемых им философских утопий.

2. Философско-антропологические учения. Размышления о месте человечества в космосе отнюдь не заслоняли вопроса о микрокосмосе самого человека. Интерес к философской антропологии стимулировался прежде всего русской классической литературой, которая служила главной опорой духовности в советский период. Ситуация была практически та же, что и в царской России. Большевизм боялся философии и всячески подавлял проявления любых неофициальных тенденций. При таких обстоятельствах философские идеи входили в общественное сознание через литературу и журналистику, изучение творческого наследия великих писателей, таких как Пушкин, Гоголь, Толстой и особенно Достоевский.

Существовал еще один канал сохранения и развития традиций отечественной мысли - русское естествознание, всегда насыщенное мировоззренческой тематикой. Достаточно вспомнить Сеченова и Мечникова. Их влияние прочно удерживалось в естествознании советского периода. Вровень с ними возвышались фигуры Павлова и Тимирязева, Бехтерева и Введенского. Они столь же были восприимчивы к социальным и антропологическим идеям, мечтая найти рецепты общечеловеческого счастья.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Экзистенциальный иррационализм и нигилизм Л. Шестова
Философские воззрения Л. Шестова, в силу их сугубой иррациональности и парадоксальности, трудно подвести под какое-то общее определение. Мастер афористического философствования, "ниспровергат ...

Философия Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого
Характерная черта русской философии - ее связь с литературой ярко проявилась в творчестве великих художников слова - А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, И. С. Тургенева и ...