Философские взгляды А. Лосева
Книги, статьи по философии / История русской философии - Евлампиев И.И / Философия религии и культуры С. Булгакова, П.Флоренского и А. Лосева / Философские взгляды А. Лосева
Страница 4

Самая важная часть философской системы Лосева посвящена анализу тех форм, через которые осуществляется выражение и самопостижение Первосущностью себя самой. Как мы уже выяснили ранее, фундаментальный акт, лежащий в основе этого выражения, - это акт именования. По Лосеву, он имеет два уровня реализации. Первый связан с самоопределением Абсолюта в Первичном Имени и не выводит Первосущность из нее самой. Здесь еще нет взаимодействия с инобытием, с ничто, поэтому Первичное Имя не обладает материальной, телесной стороной, в смысле нашей негативной телесности, оно представляет собой чистый смысл. Внутри этого первого уровня самовыражения Абсолюта Лосев выделяет несколько подуровней, которые приводят соответственно к таким модификациям абсолютного смысла, как эйдос, миф и символ.

Второй уровень выражения Абсолюта связан с тем, что задаваемый в нем абсолютный смысл реализует себя в противостоящем ему иррациональном "материале" - в ничто. Здесь напрашивается очевидная параллель с основной схемой философской системы Гегеля. Если первый уровень выражения абсолютного смысла можно соотнести с этапом логического саморазвития Идеи у Гегеля, то второй явно напоминает акт перехода Идеи в инобытие, приводящий к рождению эмпирического мира. Воплощение абсолютного смысла в ничто у Лосева -это акт, приводящий к синтезу дуальных онтологических начал - ничто и Первосущности, его результатом выступает все богатство эмпирической действительности. При этом первой и самой важной формой такого синтеза - формой эмпирического "явления" Абсолюта в ничто - оказывается человеческая личность. Помимо этого Лосев выделяет еще две формы выражения Абсолюта в "стихии" ничто - энергию сущности и имя. В этих последних категориях проявляется взаимосвязь его построений с исихастской онтологией (см. раздел 1.3) и с имяславием (движением, возникшем в среде афонских монахов в начале XX в. и связанным с признанием Имени Божьего тождественным, по энергиям, самому Богу). Имя, являясь "низшей" формой движения Абсолюта к синтезу с ничто, становится наиболее важным и явным "орудием" сотворения эмпирического мира и каждой отдельной вещи. Не останавливаясь детально на этой (достаточно важной) стороне философских взглядов Лосева, отметим только, что его концепция имени как онтологически реального "орудия" творения почти буквально совпадает с соответствующей концепцией, изложенной С. Булгаковым в книге "Философия имени" (см. раздел 17.4).

Лосев подчеркивает, что на первом из выделенных уровней наиболее цельное и исчерпывающее выражение абсолютный смысл получает в мифе, а на втором - в личности. Это обусловливает центральное положение человеческой личности в эмпирическом мире и определяющую роль мифа в человеческой культуре и в человеческом бытии как таковом. Этой теме была посвящена одна из самых известных книг Лосева "Диалектика мифа".

В этой книге Лосев прежде всего разоблачает все неверные представления о сути мифа: миф не есть поэтическая фантазия, выдумка, сказка, неистинное описание реальности и т. п. Главный позитивный тезис Лосева связан с пониманием мифа как абсолютной реальности, выступающей в качестве абсолютного основания для центрального элемента эмпирического бытия - человеческой личности; "миф есть бытие личностное, или, точнее, образ бытия личностного, личностная форма, лик личности".

Лосев устанавливает своеобразное диалектическое тождество между мифом и личностью. Личность есть "явление" абсолютного смысла в ничто, в эмпирической реальности, поэтому в ней не все осмыслено, но осмысленность личности, тот полный смысл, который определяет ее как личность, - это и есть миф. С другой стороны, поскольку соединение Абсолюта с ничто привносит крупицы абсолютного смысла в любой "элемент" ничто, алогичной и иррациональной материи, момент личности и момент мифа может быть найден везде, в каждой вещи и в каждом явлении. "Слой личностного бытия лежит решительно на каждой вещи, ибо каждая вещь есть не что иное, как вывороченная наизнанку личность, колеблющаяся между Перво-огнем и Перво-светом, с одной стороны, и Тьмой Кромешной - с другой. Каждая вещь, оставаясь самой собой, может иметь бесконечные формы проявления своей личностной природы". Отсюда следует, что "вещи, если брать их взаправду, как они действительно существуют и воспринимаются, суть мифы", в результате мифы и мифология оказываются единственной адекватной формой описания тех крупиц абсолютного смысла, которые содержатся в вещах и явлениях эмпирического мира. Лосев наглядно показывает, что все формы научного и метафизического описания реальности, которые традиционно противопоставляются мифу, на деле могут рассматриваться как сложные мифологические системы, выстроенные на тех же самых фундаментальных принципах, что и "традиционная" мифология.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Антропологический принцип Н. Г. Чернышевского
Н. Г. Чернышевский относится к числу тех немногих в XIX в. русских мыслителей, которых с полным правом можно назвать политическими философами. Он был хорошо знаком с предшествующей историей мышлен ...

Глобализационные процессы в современном мире
Автор полагает, что тема данного исследования актуальна, так как, во-первых, связана с новым направлением в философской науке – философии глобальных проблем, во-вторых отражает противоречиво ...

Ленин как философ
Когда говорят о марксистской философии в России XX в., то в первую очередь подразумевается имя В. И. Ленина - основателя большевистской партии и Советского государства, крупнейшего представителя м ...