<Заключительное слово:> Философия как самоосмысление человечества и самоосуществление разума
Классическая философия / Путь в феноменологическую трансцендентальную философию от психологии / <Заключительное слово:> Философия как самоосмысление человечества и самоосуществление разума
Страница 11

В «Кризисе европейских наук» Гуссерль следующим образом определяет свою задачу поиска аподиктических истин. Физикалистский объективизм, по его мнению, полностью дискредитировал и изжил себя. Возвращение к нему ни в какой форме невозможно. Что касается трансцендентального субъективизма, то кто сказал, что он обязательно должен быть скептическим? Правда, на протяжении истории он всегда был таким, но это ничего не значит. Поисками трансцендентального субъективизма, не имеющего черт релятивизма и скептицизма, и был занят всю свою жизнь Гуссерль. В «Кризисе европейских наук» он утверждает, что таковой ему удалось найти в процессе создания трансцендентальной феноменологии.

Ядром трансцендентальной феноменологии является учение о феноменологической, или трансцендентальной, редукции. Согласно Гуссерлю, только применяя метод феноменологической редукции можно обнаружить область несомненных абсолютных истин. Предшественником метода феноменологической редукции, как об этом говорит и сам Гуссерль, является метод сомнения Декарта. Применяя свой метод, Гуссерль, прежде всего, пришел к тому же, к чему пришел и Декарт: во всем можно усомниться, кроме истины «Я мыслю, следовательно, я существую». Если я спрошу себя, в чем я могу усомниться, то постепенно выяснится, что я могу усомниться во всем, кроме одного: в том что я в данный момент сомневаюсь, т. е. определенным образом мыслю. Я могу усомниться в существовании собственного тела на том же основании, на каком сомневаюсь в существовании всех прочих физических тел, но не могу усомниться в существовании собственного мышления, или — шире — сознания. Несомненность sum cogito — вот к чему приводят метод сомнения Декарта и феноменологическая редукция Гуссерля. Я несомненно существую в качестве собственного сознания.

Кстати сказать, этот результат удовлетворяет требованию проверяемости, которое предъявляет к своим результатам наука нового времени. Каждый может осуществить методическое сомнение Декарта или феноменологическую редукцию Гуссерля и убедиться в том, что cogito ergo sum несомненно.

В «Кризисе европейских наук» Гуссерль много говорит о Декарте. Он отмечает двойственный характер трудов Декарта. С одной стороны, Декарт — один из тех, кто внес огромный вклад в дело становления галилеевской науки. Он младший современник Галилея и Кеплера и старший современник Ньютона и Лейбница. Он не только философ и методолог науки, но и математик и естествоиспытатель. Его «Рассуждение о методе» — это не что иное, как предисловие к трем чисто научным работам: «Диоптрика», «Метеоры» и «Геометрия». И постольку, поскольку наука в его время находилась полностью под влиянием физикалист-ского объективизма, Декарт в своем учении о природе отдал дань этому направлению в философии. Но, с другой стороны, Гуссерль считает его родоначальником трансцендентального субъективизма, ибо не кто иной, как Декарт, благодаря изобретенному им методу сомнения, был первым, кто проник в область трансцендентального сознания. При этом Декарт является родоначальником не скептического субъективизма, который возник позже и независимо от Декарта, а такого, которому чужд скептицизм и который, наоборот, ведет к открытию множества несомненных истин, которые способны послужить аподиктической основой для всех наук и философии. Именно такого рода множество истин и стремился найти Гуссерль; поэтому он становится продолжателем дела Декарта.

Дело в том, что Декарт не довел свое дело до конца. Поэтому он и не был понят ни современными ему философами, ни теми, кто жил после него. Более того: Гуссерль считает, что и сам Декарт не до конца понимал к чему на самом деле ведет его открытие несомненности sum cogito и что это за несомненность. Проникнув с помощью методического сомнения в область трансцендентального субъекта, Декарт сразу же удаляется из нее, как следует не осмотревшись, и при помощи онтологического доказательства существования всеблагого Бога переходит в область реального эмпирического мира. Однако в силу того, что его онтологическое доказательство не оказалось ни для кого убедительным, ему не удалось обосновать ни несомненности существования Бога, ни несомненности существования трансцендентного человеческому сознанию физического мира. Гуссерль полагает, что это и невозможно сделать. По его мнению, искать аподиктические истины нужно не снаружи, а внутри трансцендентального субъекта.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Смотрите также

Философские идеи в культуре Московской Руси
Если эпоху Киевской Руси можно назвать своего рода периодом ученичества, началом приобщения к мировой культуре, главным событием которого было введение христианства, то основным содержанием эпохи ...

И. А. Ильин: философия духовного опыта
Иван Александрович Ильин (1883-1954) - философ, политический мыслитель, культуролог, блестящий публицист - внес заметный вклад в развитие русской философии. В центре его напряженных раздумий всегд ...

Диалектика сознательного и бессознательного
...