Идейно-философские течения политического радикализма
Книги, статьи по философии / Лекции по истории русской философии - Замалеев А.Ф. / Идейно-философские течения политического радикализма
Страница 4

"Здравая" философия Фонвизина в своих основных определениях совпадает с этическим учением Канта. Именно кантовская этика послужила для него главным теоретическим источником различения эмпирического и нравственного, общественного и этического, знания и морали в общей системе "здравой" философии. Принцип автономности морали, провозглашенный немецким философом, позволил декабристу сделать вывод о том, что истинная моральная свобода может быть достигнута человеком лишь путем решительного освобождения "от всего призрачного и пошлого", господствующего в деспотическом обществе. Фонвизин революционизировал кантовский принцип, придал ему радикально-политический характер, превратил в орудие теоретической критики российской социальной действительности, ее феодально-крепостнических порядков.

"Декабристы разбудили Герцена" [В.И. Ленин]; благодаря им завещанное русским Просвещением "слово" стало "делом", борьбой за обновление России. От них лучами расходятся самые разнородные тенденции, на целом столетие определившие идейно-политический пафос отечественной истории.

2. Революционный демократизм, или разночинство. Пример декабристов, хотя и трагический, оказал воодушевляющее воздействие на русское общество: в 40-60-е гг. на арену революционной борьбы выдвинулась новая общественная сила - разночинство.

"Организаторами народных сил" назвал разночинцев А.В. Луначарский. Они искренне верили, что будущее России находится в руках "людей трудящихся", создается совокупными усилиями народа. Разночинцы призывали раскрыть народу глаза на настоящее положение вещей, поднимать его на "святое дело", революцию. Это означало качественное преобразование идейно-теоретической платформы освободительного движения в России, переход от дворянской тактики "военных переворотов" к разночинско-народнической тактике крестьянских восстаний.

а) Подлинным вдохновителем разночинства, его primus inter pares был В.Г. Белинский (1811-1848), человек сложного ума и безудержных пристрастий. "Год назад я думал диаметрально противоположно тому, как думаю теперь .". "Ты знаешь мою натуру: она вечно в крайностях и никогда не попадает в центр идеи". Это из его писем-исповедей В.П. Боткину, которому Белинский поверял свои самые сокровенные мысли. Оттого не так-то просто схватить общую идею, руководившую им, придать характер системы его переменчивым воззрениям. Поворотный этап в идейной эволюции русского критика - разочарование в Гегеле. Им он увлекся под влиянием Н.В. Станкевича и М.А. Бакунина, своих первых философских наставников. В итоге Белинский довел до абсолютизации знаменитый тезис немецкого мыслителя о разумной действительности ("я был последовательнее самого Гегеля"), и, примирясь с "расейскою действительностью", возвел на пьедестал Allqemeinheit - всеобщее. В нем он полностью растворил субъекта, человека. Вскоре, однако, пришло отрезвление: "благодарю покорно, Егор Федорыч (так в их кружке называли Гегеля. - А.З.), кланяюсь вашему философскому колпаку . Что мне в том, что я уверен, что разумность восторжествует, что в будущем будет хорошо, если судьба велела мне быть свидетелем торжества случайности, неразумия, животной силы? Что мне в том, что моим или твоим детям будет хорошо, если мне скверно и если не моя вина в том, что мне скверно?". Теперь Белинский охвачен желанием счастья для "каждого из моих братьев по крови", он требует отчета за каждую слезинку ребенка, за каждый вздох угнетенной твари. Но и тут он видит "хвост дьявола" - необходимость крови, насилия. Из эгоизма, субъективной жажды свободы рождается его революционаризм. Он в новой ипостаси, "идеею идей" для него становится социализм. Белинский горячо верит, что настанет время, когда "не будет богатых, не будет бедных, ни царей и подданных, но будут братья, будут люди". И потому нет ничего выше и благороднее, как способствовать его развитию и ходу. От прежней мечтательности не остается и следа. Перед глазами критика носится гильотина. Ему "смешно и думать, что это может сделаться само собою, временем, без насильственных переворотов, без крови". "Люди так, глупы, - заявлял Белинский, - что их насильно надо вести к счастью. Да и что кровь тысячей в сравнении с унижением и страданием миллионов. К тому же: flat justitia - pereat mundus".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Неортодоксальные (нетрадиционные) версии развития философии марксизма
Конец XIX - начало XX в. был ознаменован для России интенсивным ("вширь и вглубь") развитием капитализма, обострением социально-классовых противоречий и конфликтов, ростом революционного ...

Л. П. Карсавин: учение о симфонических личностях и философия истории
Лев Платонович Карсавин (1882-1952), как и некоторые другие русские религиозные мыслители, приверженец метафизики всеединства, вместе с тем создал оригинальную философско-историческую концепцию, р ...

Философия Г. В. Плеханова
Георгий Валентинович Плеханов (1856- 1918) вошел в интеллектуальную историю России как философ, публицист, первый русский теоретик и пропагандист марксизма, выдающийся деятель международного социа ...